Как изменится телеэфир после введения квот на украинский язык

13 октября вступает в силу скандальный закон №5313, который вводит квоты на ТВ. Украинскому языку отводится минимум 75% эфира на национальных каналах. “Страна” разбиралась, как телеканалы готовятся к нововведению и как после введения квот изменится украинский эфир.

Но для начала немного матчасти.

Что предполагает закон и как будут считать квоту?

Согласно закону, общенациональные телеканалы должны будут  транслировать 75% украиноязычного контента.

Процент будут считать не из 24-х часов, а в периоды с 7.00 до 18.00 и с 18.00 до 22.00. Таким образом, оставшиеся 25% телеканалы могут использовать для трансляции на любом другом языке, включая русский.

Доля украинского контента будет считаться не в сутки (как в случае с квотами на украинскую музыку на радио), а в неделю. Поэтому телеканалы смогут, например, забить русскоязычным продуктом больше времени в прайм-тайм на выходных, обеспечив квоту за счет большего процента украинского языка в будни.

Для телерадиоорганизаций местной категории вещания квота ниже – 60% передач и фильмов на государственном языке в тех же промежутках времени.

Для телерадиоорганизаций, которые вещают на языках коренных народов Украины, обязательная доля украинского языка снижена еще больше, до 30% – но при условии, если в неделю вещание на украинском и языке коренного народа (фактически речь идет о только о крымскотатарском) в сумме составляет не менее 75%.

При этом на украинском языке должны быть озвучены абсолютно все иностранные фильмы и сериалы. Для реализации творческого замысла допускается озвучивать не более 10% продолжительности всех реплик на других языках, но даже такие реплики надо сопровождать украинскими субтитрами.

Исключение – советские фильмы, которые были сняты до 1 августа 1991 года: их озвучивать или дублировать на украинском не надо, но они обязательно должны транслироваться с субтитрами на государственном языке.

А вот на детские и анимационные советские фильмы это исключение не распространяется: все мультфильмы, снятые в СССР, придется переводить на украинский язык.

Чтобы передача, которая транслируется в прямом эфире, была засчитана в 75% квоту, ведущие должны говорить исключительно на украинском языке. Не на украинском языке могут транслироваться только репортажи с мест событий (кроме реплик репортеров), музыкальные произведения, которые не являются частью передачи, а используются только как звуковое сопровождение, а также комментарии приглашенных гостей передачи. То есть, если во время прямого эфира новостного канала вдруг начнет говорить русскоязычный политолог или зритель, передача все равно будет зачислена в 75% квоту.

Но если эта же передача будет транслироваться в записи, то реплики гостей с русского языка уже придется озвучивать по-украински, иначе передача из  квоты выпадет.  Выходит, теперь телеканалам будет выгоднее создавать больше ток-шоу в режиме прямого эфира. Либо же показывать записанные эфиры в ночное время (с 22.00 до 7.00), на которое квоты не распространяются.

Подытожим.

Теперь исключительно на украинском языке будут транслироваться фильмы и сериалы:

– Зарубежного производства, снятые после 1991 года (в том числе, незапрещенные российские фильмы и сериалы – как, например, “Моя прекрасная няня” или “Не родись красивой”);

– Фильмы, снятые на языках народов СССР, и затем дублированные на русском;

– Детские и анимационные фильмы, в том числе и снятые до 1 августа 1991.

Не на украинском языке можно будет транслировать только:

– фильмы и передачи украинского, в том числе собственного, производства телеканала – но только первый год действия закона, потом фильмы и передачи украинского производства придется тоже озвучивать на украинском языке для показа в прайм-тайме. А фильмы и передачи собственного производства не на украинском языке можно будет показывать, но не более 25% квоты;

– и советские фильмы, снятые до 1991 года.

Следить за выполнением закона путем еженедельного мониторинга будет Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания. За каждое нарушение телеканал будут штрафовать на 5% от суммы лицензионного сбора. Это десятки, а то и сотни тысяч гривен.

Чтобы соблюсти закон, некоторым телеканалам придется кардинально поменять эфирную сетку. А это для них – деньги, время и рейтинги.

“Страна” выясняла, как из-за квот изменится их эфир.

Зрители будут искать альтернативу

Из европейских стран языковые квоты применяют в Польше и Греции, но в гораздо меньшем объеме, чем в Украине – 33% и 25% соответственно. Во Франции же квота 40% введена не на язык, а на сам контент, производимый во Франции или других франкоязычных государствах.

В Нидерландах, Бельгии и Испании используют квоты, наоборот, для защиты языков региональных нацменьшинств, чтобы их не вытеснял доминирующий государственный язык.

В остальных европейских странах практика квотирования почти отсутствует, поскольку подобные запреты, как правило, приводят к обратному эффекту – люди начинают смотреть продукт на привычном языке общения через спутник или интернет.

Можно вспомнить неудачный опыт Латвии, где в 1998 году ввели квоту на 75% латышского языка в эфире телеканалов. Уже в 2003 году Конституционный Суд Латвии эту норму закона отменил, поскольку счел, что она нарушает права нацменьшинств на доступ к информации.

В своем решении суд указал, что квота привела лишь к тому, что русскоязычное население перестало смотреть латышское телевидение и переключилось на российское.

Теперь та же тенденция, по прогнозам игроков медиарынка, ждет Украину.

“После всех этих “черных списков” актеров, которых запрещено показывать в украинском эфире, запрета на российские фильмы, снятые после 2014 года, в целом смотрение украинских телеканалов в Украине снизилось (по данным компании Nielsen, на 3,9% – Прим. ред.). При этом доля т.н. “Other TV” (телеканалы, которые принимаются на территории Украины, но не участвуют в замерах аудитории)  – спутника и интернета – возросла сразу (на 9,5% – Прим.ред.)! То есть у “запретных” законов обратный эффект: зритель стал искать контент, к которому привык, в других источниках – на спутнике и в интернете. По факту, украинское телевидение в целом лишилось значительного количества зрителей”, – полагает руководитель Inter Media Group Анна Безлюдная.

По ее мнению, после вступления в силу закона о квоте на украинский язык смотрение эфирных украинских телеканалов еще больше упадет, а отток аудитории на альтернативные каналы (в интернет и на спутник) усилится. “Уходит какое-то количество качественного продукта – уходит и зритель. У него ведь есть выбор, мы же не за железном занавесом живем”, – говорит Анна Безлюдная.

Василий Голованов, исполнительный продюсер “NewsOne”, также признается “Стране”, что после введения квот, скорее всего, телеканал потеряет часть аудитории, которая привыкла потреблять контент на русском языке. Новый закон – удар не столько по телеканалу, сколько по русскоязычным зрителям, считает он.

“На самом деле у нас практически все ведущие и так в эфире говорили на украинском языке, за исключением нескольких человек, в том числе и меня. Но все мы прекрасно владеем и украинским языком. То есть, для нас в принципе не будет проблемой перейти на украинский язык с 13 октября. Но это будет большой проблемой для наших зрителей, которые привыкли получать информацию на удобном для них языке”, – говорит продюссер.

“Судя по нашим внутренним опросам и исследованиям, большая часть аудитории потребляет информацию из всех видов СМИ на русском языке. Вот эта часть аудитории от квот, конечно, пострадает. И я считаю, что для информационной безопасности государства это даже вредно, поскольку потребители русскоязычной информации будут искать альтернативу. И все мы знаем, где они эту альтернативу найдут”, – отмечает Василий Голованов.

Член правления “Суспільного ТВ” (бывшей НТКУ) Юрий Макаров же придерживается другой точки зрения. “22 года назад, когда мы запускали 1+1, мы решили работать по-украински. Нам говорили, что это самоубийственная стратегия. Что мы никогда не приучим аудиторию, которая привыкла к русскому языку, смотреть ТВ на украинском. Это был 1995 год, когда еще не было войны с РФ, когда не было поколения людей, которые закончили украинские вузы и сознательно выбрали украинский язык как язык общения. Тогда вообще не было в принципе украиноязычного контента. Прошло каких-то полгода, и мы стремительно оказались на первой позиции. Люди сегодня не хотят смотреть, в частности, телевизор по-украински, потому что им этого не предложили. Не предложили интересный контент на украинском, который бы им понравился”, – считает Макаров.

Но возникает закономерный вопрос: во сколько обойдется центральным украинским телеканалам интересный, качественный контент на украинском языке, который поможет удержать зрителя.

Купить сериал дешевле, чем снять самому

По словам игроков медиарынка, сегодняшний его объем не позволяет производить такое количество качественной продукции на украинском языке, чтобы покрывать необходимую квоту. Да и купить готовый продукт (лицензионные права) – для телеканала гораздо дешевле, чем самому снимать кино с нуля.

В среднем одна серия готового зарубежного сериала в закупке стоит около 25-40 тысяч долларов, собственное же производство телеканалу обойдется минимум в два раза дороже. Может доходить до сотен тысяч долларов, говорят медиаменеджеры. Это при нынешнем объеме рекламного рынка может оказаться непосильной суммой.

Сегодня украинские телеканалы ограничены в инвестировании в сериальное производство, которое напрямую зависит от объема телевизионного рынка рекламы, подтверждает основатель и генеральный продюсер кинокомпании Star Media Влад Ряшин.

“Сериал – дорогостоящий вид продукта, если подходить к нему качественно, как к многосерийному кино, – говорит Влад Ряшин. – Продукт, который снимается не за три, а за 7-8 дней на серию, где есть экшн, драматургия, в производстве обойдется в 100- 200 тысяч долларов за серию. Средняя же стоимость украинского локального сериала сегодня составляет от 35 до 50 тысяч долларов за серию. Но даже эти цифры – сложно окупаемые для каналов затраты. Потому что, если в 2008 году рекламный рынок в Украине составлял более 600 млн. долларов, то сейчас – в районе 300 млн. Сегодня стоимость одного рекламного контакта такова, что телеканал даже в прайм-тайме от одного показа может отбить лишь 20-25 тысяч долларов за час, а то и меньше, около 15 тысяч. И это речь идет о каналах первого эшелона”.

Плюс, если собственный продукт на русском языке телеканал еще может перепродать в другие страны СНГ, то вот сериал, снятый на украинском, вряд ли купит кто-то за рубежом. Так что чисто с рыночной точки зрения производство на украинском языке телеканалам и продакшенам сегодня пока невыгодно.

“Телевидение – это еще и бизнес. Хорошо, например, сняли мы сериал по 100 тысяч долларов за серию. С точки зрения коммерческой логики нужно, чтобы сериал не просто взял хорошие цифры в эфире, но и был продан для показа в другие страны. Телеканалы какой еще страны будут покупать продукт для своего зрителя на украинском языке? Чтобы потом тратить дополнительные средства на перевод и дубляж? Всё, приехали. То есть этот продукт заведомо убыточный. Ну хорошо, понадеемся, что нам удастся создать культовый фильм, который будут просто расхватывать и переводить на все языки мира. Но все же прекрасно понимают, что это единичные случаи. А системно? Откуда деньги брать? Если бы у нас телевизионный рекламный рынок в Украине был не 150 миллионов долларов, как сейчас, а миллиард долларов – этот вопрос вообще бы не стоял, я вас уверяю”, – говорит Анна Безлюдная.

По словам Влада Ряшина, даже если украиноязычный контент удастся продать, для этого его придется дублировать на иностранный язык, а из-за этого он сильно потеряет в цене.

“Почему продакшены и телеканалы в Украине раньше всегда снимали продукт, в частности, сериальный, на русском языке? Потому что русскоязычный продукт можно продать и в другие страны СНГ, и на многие онлайн-площадки в мире, которые работают на русскоязычную аудиторию. Украиноязычный же контент, чтобы продать за рубеж, придется дублировать, а дублированный продукт сильно падает в цене. Рынок СНГ вообще вряд ли будет его покупать, а онлайн-платформы дадут за него десятки, если не единицы тысяч долларов. Поэтому с точки зрения бизнеса инвестиции в украиноязычное производство не оправданы”, – подчеркивает Влад Ряшин.

Хотя здесь дело не только в экономике и рыночных интересах, а и в недостатке профессиональных актеров для таких объемов собственного производства. Медиаэксперты уже подмечают забавную тенденцию: в этом сериале актер, условно, играет следователя, переключаешь на другой телеканал – там он уже преступник. Одни и те же лица мигрируют с канала на канал.

Конечно, через какое-то время благодаря спросу на украинских актеров на рынке проявится несколько новых звезд, но утолить кадровый голод отрасли в краткосрочной перспективе это не поможет. Плюс, это случится далеко не сразу, и не за четыре месяца, которые телеканалам дали на адаптацию к закону про квоты.

Золотая пора для студий дубляжа и пиратов

Если даже не снимать кино, а только дублировать или озвучивать – это тоже встанет телеканалам в копеечку. По грубым подсчетам, на озвучку или дубляж продукта на украинский язык телеканалам придется тратить дополнительно миллионы долларов в год.

“Не проблема дублировать один фильм. Но если посчитать количество часов по всем каналам медиагруппы, получается сумасшедшая цифра. Это тысячи часов телепродукта. На то чтобы их перевести и озвучить, нет ни технических мощностей, ни денег. А это миллионы долларов в год. Плюс надо менять эфирную сетку, это тоже дополнительные расходы”, – объясняет Анна Безлюдная.

При этом медиагруппы уже сейчас максимально, рекордными темпами наращивают объемы собственного производства. Ведь еще год – до октября 2018 года – все национальное производство будет учитываться в квоту 75%, даже если продукт произведен на русском языке. Пока что это выход. Но что делать дальше с этим продуктом – вопрос открытый.

Убытки понесут не только телеканалы, но и продакшен-компании. “Через год, чтобы продать любому украинскому телеканалу фильм или сериал, снятый на русском языке украинской продакшен-компанией, его придется дублировать на украинский, – объясняет Влад Ряшин. – Во-первых, из-за дубляжа продукт сразу потеряет в цене. А во-вторых, будут ли зрители смотреть его в дубляже на украинский?”.

COMMENTS