На Херсонщине власть пепелища плодит

В Олешковском гослесхозе завершили подсчет ущерба, нанесенного в результате поджогов двумя крупнейшими лесными пожарами, сообщает “Новый день“.

Цифры просто ошеломляют: общая площадь одного пожара составила, по уточненным данным, 592,3 гектара, другого — еще 58,7 га, а не 25, как сперва прикидывали. Соответственно, убытки лесного хозяйства от уничтожения сосновых рощ составили 15 млн 600 тыс гривен в первом случае, и еще 2 млн 621 тыс 252 грн во втором. Это — не считая расходов на работу авиации и затрат на горючее и ремонты техники Госслужбы по чрезвычайным ситуациям!

Несложно прикинуть, что всего лишь два пожара стоили нам более 18,3 млн грн. Такой суммы хватило бы, чтобы содержать весь Олешковский гослесхоз на протяжении двух лет. Но «мудрые» государственные мужи предпочли вообще его не финансировать. В итоге сотрудники Раденского лесничества, ставшего эпицентром пожаров, не пожелали сидеть на голодном пайке и рисковать жизнями за минимальную зарплату, состоящую из пожертвований лесхозов центральной и западной Украины. Из 25 штатных должностей водителей пожарных машин, бойцов лесной охраны здесь на момент загорания 19 должностей оказались вакантными. То есть «задавить» огонь в зародыше и задержать поджигателей было просто некому.

Мудрая пословица гласит: скупой платит дважды. Не захотели оплачивать работу лесоводов из бюджета — теперь имеем убытки, значительно превосходящие размеры необходимого финансирования. Такой вот финал «Новый день» прогнозировал еще прошлой осенью и зимой. Причем это только начало: кто его знает, сколько еще на левобережье Днепра выгорит рукотворных лесов на протяжении всего жаркого лета 2018 года. После пожара, кстати, ситуация не поменялась: госказна как не платила государственным лесхозам области, так и не платит. А что такого? Выгорит лес до последней сосенки — и потребность в лесхозах отпадет. Пепелище — оно ведь, в отличие от лесников, хлеба не просит.

Сергей ЯНОВСКИЙ

COMMENTS