Плантации хурмы и китайских фиников на новокаховских землях

В поселке Плодовом некогда размещался филиал ялтинского Никитского ботанического сада со своими экзотическими экспериментами. Крым, как говорится, ушел, а экзоты остались и отлично чувствуют себя под Новой Каховкой.

Это маленькое чудо: пыльная безлюдная трасса, промзона с автомойками, продажа матрацев и стройматериалов, и вдруг — зеленые джунгли, пишет Сегодня.

“Здесь у нас мини-дендропарк, — объясняет замдиректора Виктор Соколенко. — Воздух, чувствуете, какой?”

Свежесть, разнотравье, специфический аромат цветущего белого вьюнка, тысяча незнакомых ноток из глубины сада. А где-то там, за оградой, — триста деревьев украинской хурмы, ради которой мы здесь.

Короткая справка

Азимина — малораспространенное в Европе растение родом из Северной Америки. Она же — банановое дерево, северный банан и пау-пау. Химсостав плодов очень схож с бананами, хотя с виду общего мало. Американцы их консервируют, добавляют в мороженое, пироги и торты. Растение лекарственное: отвар листьев — мочегонный, экстракт имеет противоопухолевое и антимикробное действие.

Зизифус — он же китайский финик или унаби, дерево из семейства крушиновых.

Плоды размером и формой от оливок до крупных слив (известно всего около 400 сортов), очень сладкие и питательные, в полностью зрелом состоянии действительно напоминают финики. Растет в Юго-Восточной Азии, Средиземноморье, Австралии, Японии, на Кавказе и с недавних пор — на Херсонщине. Засухоустойчивое растение (ни разу не подмерзало) и очень полезное. Идет хоть на десерт, хоть на “оливки”.

Экзотический хутор: хурма, зизифус и азимины

Опытное хозяйство “Новокаховское” Института риса НААН — как добрый колхоз: 760 га земли, посевы пшеницы, несколько сельскохозяйственных машин во дворе отсвечивают чищеными плугами и боронами. Все угодье, что называется, со следами былой красоты. Административное здание — как будто дореволюционной постройки, в нем раньше был сельский клуб, а теперь — зияющая пустота. Склады, хозпостройки, бывшая теплица с еще деревянным, видавшим виды остовом.

“Раньше хозяйство выращивало здесь рассаду для своих полей. А мы — саженцы декоративных кустарников на продажу: гибискусы, спирею, дейцию, бересклеты, можжевельники”, — перечисляет Ольга Грабовецкая, завсектором мобилизации и сохранения растительных ресурсов института.

Хурму и прочие ботанические ценности бережет высокий бетонный забор: здесь и рабочих-то минимум, не до содержания армии штатных охранников.

Если бы на участке были удобные дорожки, затеряться в зелени можно на полдня. Роскошные кусты с багрово-спелым кизилом, нежные актинидии, клумба с роскошными юкками и лавандой. Хозяева то и дело сыплют мудреными названиями чужеземных растений, которые тут цветут и пахнут, развиваются и дают плоды, и угощают, чем богаты — всем, что к середине октября созрело. Хурма — на любой вкус: мелкая, крупная, чуть желтая, с красным оттенком, в форме мандарина, похожая на инжир… Некоторые деревья облеплены мелкими плодами, как облепиха ягодами — здесь дают урожай даже те растения, которым отведена роль “мужчин”-опылителей.

“Без них хурма не будет плодоносить, на каждые 8—10 “женских” деревьев обязательно высаживают по опылителю”, — делится профессиональными секретами ученый-биолог Грабовецкая.

Несколько рядов зизифуса во всевозможных вариациях: один размером с оливку, другой — со сливу, третий в форме грушек, а любимец ученых — в виде невиданных доселе грибочков (всего 15 сортов).

“Из мелких маринуют “оливки”, крупные заготавливаются как финики на десерт. Очень полезные: после Чернобыльской катастрофы детям в крымских санаториях давали пюре из зизифуса, он выводит радионуклиды, — рассказывает Ольга Анатольевна. — Хорош и для ЖКТ, и для восстановления после инсульта”.

Предмет особой гордости — около 50 образцов азимины. Ольга, куратор коллекций хурмы, азимины и зизифусов, со знанием дела шарит под опавшими листьями невзрачного деревца и извлекает оттуда похожие на зеленые грушки плоды.

“Это смесь вкусов банана, манго и авокадо”, — презентует “товар” она.

К каждому питомцу прицеплена бирка с номерком. Но и без этого научные сотрудники помнят каждую веточку на любом деревце, историю их обрезок, урожаев, подмерзаний, могут часами рассказывать об особенностях каждого экземпляра, как о воспитанниках в детсаду. Этой бы высокой квалификации — да размах пошире! Но после внезапного обрыва крымских связей хозяйство никак не придет в себя. Брать черенки из ботсада не представляется возможным: бывшие коллеги, такое впечатление, общаться с новокаховцами попросту боятся.

“Практически все международные связи утеряны, два года как работаем (после смены руководства), но полностью еще не восстановились, — рассказывает Виктор Соколенко. — Финансирование от академии очень ограничено, хозяйство давно перевели на хозрасчет, крутимся. Хотим и вовсе выйти на самоокупаемость”.

ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

Цель ученых — вывести как можно более морозостойкие сорта (несмотря на глобальное потепление, аномально низкие температуры зимой для Херсонщины теперь норма), и крупноплодные (пока самые солидные плоды на деревьях хозяйства — размером со среднее яблоко). В ближайшее время здесь надеются зарегистрировать новые сорта хурмы, над которым ученые трудились несколько прошлых лет.

“На такую работу уходит минимум 5—7 лет, — объясняет Ольга Грабовецкая. — Нужно дождаться плодов и сделать выводы, насколько морозостойкими выросли новые экземпляры растений”.

В хозяйстве уже торгуют саженцами собственных сортов “Гора Говерла”, “Гора Роджерс” и “Гора Роман-Кош” (третье поколение гибридной хурмы). Двум новым “членам семейства” имен пока не придумали: их еще следует изучить, описать и оформить. А дальше — на продажу.

Будни селекционеров: морозы и шарлатаны

Хозяйство основали 60 лет назад, в эпоху больших сельскохозяйственных экспериментов партии. Оно мирно занималось растениеводством, обрабатывало поля. С 90-х стало подчиняться Никитскому ботаническому саду, и тогдашний директор наладил с Ялтой полноценное сотрудничество. Под Новую Каховку завезли десятки новых для края видов растений, южных и восточных “пришельцев”.

“Первыми высадили виргинскую хурму, самую морозостойкую. Теперь в основном с нее берем посевной материал, — рассказывает куратор коллекции хурмы Ольга. — Потом — “россиянка”, “никитская бордовая”. До 2007 года в коллекции хурмы восточной уже был 51 сорт”.

Но зимой хурмоводов ожидали неприятности: резкое понижение температуры до 27 градусов мороза уничтожило нежную часть насаждений. Выжили только самые устойчивые, из них восточных — всего 6—7 сортов.

“Мы сделали выводы. И теперь людям рекомендуем только те гибридные сорта, что гарантированно выживут при 23—25-градусном морозе, — говорит кандидат биологических наук Грабовецкая. — А “россиянка”, например, и 27 переживает нормально: на следующий год после зимы 2007-го даже урожай давала, хотя погибли персики, абрикосы, практически не было слив, и виноград очень пострадал”.

По словам Ольги Грабовецкой, считается, что если в климатической зоне растут персики и виноград, то возможно и выращивание хурмы. Конечно, она не любит обледенения и может подмерзнуть, но ведь и яблони подмерзают, не говоря уж о косточковых. Хурма полюбила Херсонщину за обилие солнечного света, а вот дождей ей здесь маловато. Раз в дней 10 ей организовывают искусственный капельный полив, делают мульчирование приствольного круга растительными остатками для удержания влаги. Ранней весной — обрезка, осенью, до первых заморозков, самое приятное — сбор урожая.

“Каждое дерево может давать до 150 кг! — Прикидывает замдиректора хозяйства. – Но мы плодами пока не торгуем: все идет на научно-исследовательские цели”.

Севернее Запорожской — Днепровской областей теплолюбивая хурма уже не растет. Если очень хочется, под Киевом или на востоке можно пробовать виргинские сорта: выдерживают –35. Королек или шарон — точно не наш вариант, хотя интернет-объявлений о продаже разных саженцев хурмы пруд пруди.

“Как-то встречала даже “питомник” в Винницкой области. Продавали саженцы по дешевке (90 грн — при том, что госпредприятие “Новокаховское” дешевле 200 грн за штуку продавать не может). А потом у людей вырастали клены и яблони, — вспоминает Ольга Анатольевна. — Немало жуликов и на рынках: продают сеянцы под видом черенкованных”.

Пара советов тем, кто мечтает о домашней хурме: не ищите черенкованные саженцы, их не бывает. Хурма не черенкуется, ее можно только почковать в определенных лабораторных условиях, подращивать сеянцы и проводить окулировку (прививка почкой), а это далеко не каждому удается. Зато любая домохозяйка может прорастить деревцо из косточки покупного плода. Но 70% сеянцев — мужские экземпляры, почти не дающие плодов: получите декоративное растение, красиво цветущее весной.

Шарон — это хурма?

Когда продавцы на рынке убеждают, что их товар — не хурма, а шарон, они или не в курсе дела, или не умеют объяснить, что за фрукт продают. “Шарон — это не отдельная каста, — объясняет Ольга Грабовецкая, — это подвид хурмы с аналогичными вкусовыми свойствами и химсоставом. Хотя отличие, понятно, есть: шарон — это гибрид восточной японской хурмы и яблока. Это такая коммерческая хурма — без терпко-вяжущего вкуса и косточек, которую не нужно спешить продать, пока не помялась: ее держат на дереве до полуспелости, затем пакуют по коробкам, и пока шарон приедет в Киев или Винницу, он уже приобретает товарный цвет и вкус. А шарон был выведен в Израиле, потому назван в честь Саронской долины на западе страны”.

 

COMMENTS