Смешко о показаниях Турчинова в суде: Они воевать не хотели

фото Артур Харитонов

Редакция интернет-издания  “ГОРДОН”  попросила начальника Главного управления разведки Минобороны Украины в 1997–2000 годах, главу Службы безопасности Украины в 2003–2004 годах, генерал-полковника Игоря Смешко рассказать подробности встречи с Турчиновым в 2014 году, когда формировался силовой блок правительства, а также объяснить, почему, по его мнению, министром обороны в тот момент стал не Радецкий, а экс-командующий ВМС Украины адмирал Игорь Тенюх.

Радецкий командовал одной из самых больших танковых армий мира, знал армию изнутри. Самое главное – он был готов взять на себя ответственность и немедленно отразить российскую агрессию

– В своих показаниях в суде Александр Турчинов, по сути, подтвердил: с началом аннексии Крыма в 2014 году ему как исполняющему обязанности президента Украины предлагали на пост министра обороны вместо адмирала Игоря Тенюха генерала армии Виталия Радецкого. Когда именно прозвучало это предложение?

– В конце февраля – начале марта 2014 года. На меня вышли тогда по нескольким каналам, один из них – генерал Юрий Прокофьев, бывший первый заместитель секретаря СНБО и комитета по вопросам разведки при президенте Украины. По словам Юрия Михайловича, с такой просьбой к нему обратился Андрей Парубий, который только что был назначен секретарем СНБО.

– С какой именно просьбой обратился Парубий?

– Создать при СНБО консультативную группу экспертов высокого уровня, которая могла бы предложить варианты восстановления эффективности и боеготовности силовых органов, спецслужб и аппарата СНБО. Желание было обоюдным. Мы сами искали возможность, как повлиять на процессы возвращения профессионализма и боеготовности наших силовых органов в условиях начавшейся внешней агрессии против Украины.

– Кто именно вошел в группу экспертов?

– Генерал армии Евгений Марчук (бывший премьер-министр Украины, секретарь СНБО, министр обороны, первый руководитель СБУ), академик Владимир Горбулин (экс-секретарь СНБО и нынешний директор Национального института стратегических исследований Украины), генерал армии Виталий Радецкий (второй министр обороны независимой Украины), генерал Александр Скибинецкий (экс-первый заместитель председателя СБУ), генерал Александр Скипальский (экс-первый руководитель военной контрразведки и разведки Украины, заместитель председателя СБУ), генерал Юрий Прокофьев, генерал армии Александр Кихтенко (экс-командующий внутренними войсками МВД) и я.

– Какого числа ваша консультативная группа встретилась с Турчиновым?

– Представители этой группы вначале проводили довольно регулярные встречи и нарабатывали соответствующие предложения в помещении СНБО. Как правило, при личном присутствии Андрея Парубия, который внимательно все выслушивал и записывал в свой блокнот. Затем, по его словам, он докладывал эти предложения Александру Турчинову.

С самим Александром Турчиновым представители этой группы встречались всего раз или два в здании Верховной Рады.

– И ваша экспертная группа предложила Турчинову кандидатуру генерала армии Радецкого на пост главы Минобороны?

– Да. Мы пришли к единой возможной кандидатуре в тех условиях на пост министра обороны. И это действительно был генерал армии Радецкий. Он присутствовал при этом и выразил свою готовность.

Логика была проста. Кандидат должен был обладать лучшими в стране профессиональными военными качествами: высшим военным образованием оперативно-стратегического уровня и многолетним практическим опытом командования соединениями и частями разных родов войск. Еще он должен иметь личный опыт руководства Министерством обороны и Генштабом. Знать морально-деловые качества имеющегося в стране кадрового командного состава и характеристики наявного в стране вооружения и военной техники. Хорошо знать предполагаемый театр боевых действий и логику оперативно-стратегического мышления вероятного противника. Наконец, обладать доказанными предыдущей службой волевыми и командирскими качествами.

Виталий Григорьевич окончил в свое время Военную академию Генерального штаба Вооруженных сил СССР, был командующим 6-й гвардейской танковой армией – одной из самых больших танковых армий мира. Она дислоцировалась в то время в восточных областях Украины. Командовал Одесским военным округом, который охватывал юго-восток, включая Крым. Был вторым министром обороны и начальником Национальной академии обороны Украины, где учились практически все нынешние военные руководители. Отсюда – он хорошо знал командный состав и их морально-деловые качества.

Кроме того, он длительное время был главным военным инспектором Министерства обороны, знал армию изнутри. Мог быстро войти в курс дела, знал людей, на которых можно реально опереться, а следовательно, мог быстро совершить необходимые чистки и кадровые перемещения. Самое главное – в феврале–марте 2014-го он был готов взять на себя ответственность и немедленно приступить к отражению российской агрессии.

– Что ответил Турчинов, когда вы предложили ему кандидатуру генерала Радецкого?

– Мы получили ответ, что коалиционное правительство формируется по квотному признаку, а поэтому необходимо решение фракции партии “Свобода”, так как пост министра обороны – это их квота. Конечно, мы не смирились с этим. Часть нашей группы параллельно с работой в СНБО стала проводить также встречи по поиску путей решения проблем под председательством первых двух президентов Украины – Леонида Кравчука и Леонида Кучмы.

Оба президента – и Леонид Макарович, и Леонид Данилович – поддержали кандидатуру генерала Радецкого на пост министра обороны. После этого я провел встречу с патриархом Филаретом. Попросил его поддержать нас и переговорить с исполняющим обязанности президента Украины.

– Как Турчинов отреагировал на просьбу патриарха?

– Насколько я понял, ответ был тот же. Поэтому я решил встретиться с руководителем фракции партии “Свобода” Олегом Тягнибоком. Лично его не знал, мы никогда с ним до этого не встречались. Обратился к Александру Скибинецкому, так как он был народным депутатом Украины.

– Как прошла встреча с Тягнибоком?

– Разговор был недолгим. Нас было трое, включая Александра Скибинецкого. Коротко изложил наши аргументы: у нас нет оснований сомневаться в патриотизме адмирала Тенюха, однако в нынешних условиях этого мало. В сравнении с генералом Радецким, он – совершенно неравнозначная кандидатура по сумме знаний, опыту и возможностям.

Его личный командный опыт – командование кораблем. Как он сможет быстро оценить состояние прежде всего Сухопутных войск, других родов Вооруженных сил, дать профессиональное заключение, насколько готовы ВСУ к отражению агрессии? Главное – что без знаний морально-деловых качеств высшего и среднего командного состава (как действующего, так и уже находящегося в запасе) как он сможет быстро провести правильную кадровую чистку и новые назначения? Тем более, что кадры и время действительно решали тогда все.

– Что ответил Тягнибок?

– Он выслушал и сказал, что надо дать Тенюху время, что они не могут обидеть человека, которому только что доверили этот пост. На этом разговор закончился.

– Формально Турчинов был прав, когда сказал в суде – цитирую: “Ни Марчук, ни Смешко, ни Кучма с Кравчуком не входили в состав парламентского большинства и, соответственно, не имели возможности предлагать, в соответствии с регламентом Верховной Рады, кандидатов на должность того или иного министра”.

– С юридической точки зрения этот ответ безукоризнен. Правда, остается вопрос: зачем тогда интересовались нашим мнением? Ведь это было мнение тех, кто уже с честью прошел серьезные испытания первой попыткой захвата власти Мешковым в Крыму в 90-х, испытание Тузлой в 2003-м, Майданом в 2004 году. Не говоря уже о практическом опыте разворачивания в кратчайшие сроки одной из лучших по численности и боеготовности бригад в Ираке в 2004 году. Это, кстати, по оценке самих американцев.

Даже при квотном распределении портфелей в правительстве инициатива всегда остается за лидером политической коалиции. Если прежде всего думать об обороне страны, особенно во время войны, то как можно отдавать квоту министра обороны другим? Вместо нее можно было предложить “Свободе” другую квоту, например, министра внутренних дел…

– Как вы оценили реакцию Турчинова на кандидатуру Радецкого в 2014-м и сейчас, когда уже известны подробности фактической сдачи Крыма?

– Мне уже приходилось об этом говорить: к власти в 2014 году пришли политические силы, которые никогда не имели собственного кадрового потенциала с опытом руководства профессиональными силовыми структурами государства. Они не были готовы к войне, воевать не хотели и не планировали. Их интересовала только власть, особенно та часть, что связана с бюджетом, экономическими ресурсами и подконтрольной только им правоохранительной системой.

– Вы понимаете, почему едва адвокат начал спрашивать Турчинова о Радецком, резко подскочили оба прокурора и потребовали от судьи снять вопрос?

– Такая реакция предсказуема. Прокуроры в суде – тоже исполнители. Политическая власть прекрасно понимает, что в критический момент не расставила на ключевые должности профессионалов. Чем отличается профессионал от политического назначенца? Аполитичный профессионал никогда не прогнется под политическую конъюнктуру, не разменяет свое имя на политическую выгоду. Будет сам неукоснительно следовать законам, правилам, технологиям и власти покоя не даст. Например, будет постоянно настаивать на создании Ставки верховного главнокомандующего во время войны и введении военного положения в районах боевых действий.

Профессионал не понимает, как можно воевать и отбивать нападение на страну по законам мирного времени. Как можно при внешней агрессии не выполнять закон “Об обороне”? Там ведь все давным-давно выписано, надо только исполнять. Но профессионалы именно тем и неудобны политикам, что требуют исполнения Конституции, законов и следования правилам военного искусства. Альтернатива? Политические назначенцы, факультативно занимающиеся обороной и безопасностью в воюющей и истекающей кровью стране. Как думаете, американские политики глупы?

– Ну, после избрания президентом США Дональда Трампа у меня нет однозначного ответа.

– Да, нынешний президент США пришел из бизнеса и не имел до этого никакого опыта государственной деятельности. Но при этом он и политическая сила, которая привела его к победе, приглашают на ключевые силовые посты в государстве не бизнесменов и партийных функционеров, а закаленных профессионалов зрелого возраста, которые до этого никогда не занимались политической деятельностью.

Например, министр обороны генерал Джеймс Мэттис, больше 40 лет отслуживший в морской пехоте. Советник президента США по вопросам национальной безопасности (эквивалент нашего секретаря СНБО) генерал-лейтенант Герберт Макмастер – кадровый офицер тоже с почти 40-летней кадровой военной службой за плечами. Сравните наших руководителей Администрации Президента, начиная с 2014 года, с генералом Джоном Келли, возглавляющим аппарат Белого дома.

 Какой вывод я должна сделать из ваших слов?

– Скорее, спросить: почему в США на ключевые должности в силовой блок назначают аполитичных генералов с колоссальным реальным практическим опытом кадровой воинской службы? Причем назначают сами же политики, пришедшие к власти. А у нас практически с улицы выбирают людей по принципу личной преданности. И готовы присвоить им сразу маршальское звание.

Об опасностях практики политических назначений и вымывании профессионалов из всех силовых структур государства я непрерывно твержу с 2005 года, но избиратель, к сожалению, пока не слышит. Потому что большинство СМИ, особенно массовое телевидение, об этой проблеме молчит.

– После показаний Турчинова в суде один генерал мне сказал: “Это суд не над Януковичем, а над нынешней властью, которая в погоне за пиаром дорасследовалась до того, что вышла сама на себя”. Согласны с этим мнением?

– К сожалению, похоже на то. Политический пиар вместо профессиональной работы – очень опасная вещь. Уинстон Черчилль заметил: “Разница между политиком и государственником заключается в том, что первый думает о победе на очередных выборах, а второй – о будущих поколениях”.

Наши политики привыкли к использованию власти для личного обогащения, соответственно, к “договорнякам”. Надеются, что опять сумеют всех “развести”. Это фатальная ошибка. Давно известно: можно долго обманывать немногих, можно недолго обманывать многих, но нельзя бесконечно обманывать всех.

– Не чувствуете и своей вины в том, что четыре года назад не дожали руководство Украины, не убедили его поставить министром обороны профессионала, а не очередного политического назначенца?

– А как еще мы могли “дожать”? Как можно было больше повлиять? Не забывайте, что кадровые офицеры – самые дисциплинированные и законопослушные люди в мире. Они – не политики, политические игрища не для них… Хотя вы навеяли мне определенную ассоциацию. Именно из некоторых офицеров действительно вышло немало настоящих государственников. Кем, например, были Вашингтон, Наполеон, Маннергейм, де Голль, Ататюрк, Черчилль? Военными, которые в сложнейших условиях, иногда авторитарными методами, создавали условия для строительства демократии в своих странах.

– Если сейчас, после показаний в суде, встретитесь лицом к лицу с Турчиновым, что ему скажете?

– А о чем говорить? Каждый идет в этой жизни своей дорогой. К сожалению, у меня не было никаких иллюзий об основных политических игроках в нашей стране еще в 2004 году. Но дело ведь не во мне, а в политической культуре и электоральной памяти, в ключевых СМИ и в критической массе избирателей в стране. Именно они и определяют будущее.

Наталия ДВАЛИ , Редактор, журналист

 

 

 

 

COMMENTS