Книга Сергея Цыгипы “Рок-н-Ролл Таврический”. Глава 27. Начало – Рок-н-ролл Таврический собственной персоной   

ТОП-ГАРТ’91”

Участников и гостей “Топ-Гарта”, как и на “Черной Раде”, приютил “Славутич”, и даже штабной номер оргкомитета остался прежним – 636. “Кру­той” с Рок-Архивариусом времени даром не теряли: концерты смотрели во все глаза, выискивая потенциальных участников “Рок-н-рола Таврического’91” хотя и знали, что все группы выступают под фонограмму. Даже те, кому это глубоко чуждо по натуре, например, харьковским РАЗНЫМ ЛЮДЯМ, у которых и фонограммы-то не оказалось, – пришлось по такому случаю срочно писать в одной из киевских студий.

Теплой была встреча новокаховчан со старыми знакомыми – “Диким Медом”, “Током”, “Комувнизом”, “Гогеном”, “Водяным Лисом”, “Перронном”, “Викой”… “Вика” в отношении планов на август сказала, что Новая Каховка – это чума, и если их группа в это время будет в пределах “совка”, то они обязательно приедут. К сожалению из-за болезни Володи Бебешка, “мозга” группы и мужа Виктории Врадий, львовяне не смогли приехать на очередной рок-серпень.

Из незнакомых “селекционерам” “Рок-н-ролла Таврического” участников очень глянулась молодая львовская формация “Плач Ієремії”. Новокаховчане так притащились от их выступления, где кроме заводной и жесткой метал­лической гитары отчетливо выделялась оригинально звучавшая виолончель, де­лая саунд группы ни на кого не похожим, – что сразу пошли знакомиться.

Тарас Чубай, лидер коллектива, немного смущаясь, ответствовал, что ежели летом в армию не призовут из-за возможного отчисления из консервато­рии (уже третий год пытаются отчислить, – добавил), то в принципе никаких проблем с приездом не будет. Как показало время, со стороны музыкантов, действительно, не было проблем, а вот со стороны организаторов были. Финан­совые. Но об этом – ниже.

А полный кайф получили “Крутой” с Рок-Архивариусом от выступления харьковских “Разных Людей”. Мурлыкая под нос их хит “Дорогушу”, посланцы рок-серпня после концерта забрели в номер к харьковчанам. Знакомство состоя­лось. Выяснилось, что заочно обе стороны друг о друге наслышаны, а посему остались довольны тем фактом, что наконец пути их пересеклись.

После этой встречи в Киеве Валера “Крутой” в мае ездил в Харьков на концерт в помощь Саше Чернецкому, организованного “Разными Людьми”, а “Двоскин” и Р-А месяцем позже не менее тепло встретились с харьковчанами в Одессе на концерте памяти Игоря Ганькевича.

Новая Каховка ждала появления “Разных Людей” у себя, но по ряду веских причин те так и не смогли прибыть на фестиваль. Остается надеять­ся, что новокаховские фаны все-таки увидят на сцене “Рок-н-ролла Таврическо­го” Сашу Чернецкого и “Разных Людей”. Хотя бы и в 1992 году.

Там же – в гостинице – Хазабуки сообщил заинтриговывающую новость: он, кажется, нашел спонсора! Предполагаемым спонсором оказался директор севастопольской группы “Лидер”, приехавший на “Топ-Гарт” буквально в пос­ледний день. Валера, директор “Лидера”, лихо “отстегнул” безо всяких договоров организаторам энную сумму – после чего все вопросы об участии или неучастии крымчан сразу отпали.

Знакомство с лидером “Лидера” состоялось в гостиничном номере в присутствии пары серьезных ребят с развитой мускулатурой и скучающим ви­дом. Кисло выслушав все аргументы и факты новокаховчан, Валера выдвинул встречное предложение: смета – тысяч на 250-300 “рэ”, проводить фестиваль на открытой площадке – в поле, на худой конец на стадионе, а вход – бесплатный. Состав участников тоже выглядеть соответственно, не помешает, к слову, “Алиса”, “Б.Г.”, “Круиз”…

У новокаховских миссионеров аж дух перехватило! Оки украдкой пощипывали себя – не сон ли? – но Валера с удовольствием вы­пил за знакомство каховского коньячка и пообещал через недельку подъехать в рок-н-рольно-таврические Нью-Васюки, чем окончательно развеял возникшие было сомнения в серьезности всего сказанного.

Вообще, организаторы почувствовали силу в коленках, а попросту раскатали губу*, совершенно позабыв о своей же присказке: “Дели все на восемь!”.

ДЕЛИ НА ВОСЕМЬ

А если бы с самого начала предполагаемую Валерой “Севастопольским” сметную стоимость фестиваля в 250-300 тыс. разделили на 8 и стали не спеша готовиться, то все было бы в лучшем виде – и сроки первоначальные были бы соблюдены, да и накладок было бы поменее…

И все было бы гладко и очень просто. Но организаторы чересчур расслабились, обленились, выпустив из виду ими же подготовленные “Советы по предотвращению рок-фестивалей”, а в результа­те при подготовке Рок-н-ролла Таврического’91 у них не было проблем с проб­лемами.

События развивались следующим образом: в Новую “Рок” Каховку из Киева приехал Хазабуки, а затем в окружении крымских “шварценеггеров” прибыл и Валера. Затем они в сопровождении “Крутого” Караюза осмотрели стадион “Энергия” – предполагаемую арену VI Межгалактического рок-фестиваля.

“Де­нежный мешок” высказал следующие пожелания: над стадионом должен летать вертолет, питание будут обеспечивать крымские цеховики, которые пригонят пару трейлеров с барашками для шашлыков и всякими там фруктами-овощами, а жить, наверное, все будут на многопалубном теплоходе типа “XXV съезд”.

Правда, пароходство об этих наполеоновских планах еще ничего не знало и опро­метчиво расписало всю навигацию под туристские круизы. Сцена с европейски­ми параметрами 39 x 9,5 x 8 м должна была прибыть из Вильнюса, а 60 “кило” зву­ка – из Москвы.

Ко всему прочему должна была записываться фестивальная пластинка сниматься хроникально-документальный кино-видео-фильм с целью последующе­го проката в сопредельных государствах Содружества и странах Запада.

Мыльный пузырь фестивальных планов раздулся до необычайных раз­меров, что уже и сами организаторы поняли, что король-то голый! И лихора­дочно стали искать запасной вариант, но время катастрофически быстро при­ближалось к августу. Сроки перенесли с начала августа на конец, а свет в кон­це финансового тоннеля так и не возник…

Плюнув на все эти рок-н-рольные хлопоты, подались в отставку сразу все три комсомольских секретаря стольного града Н.Каховка, предчувствуя, что жить этой молодежной организации осталось недолго.

Очередная смена комсомольского руководства, как это ни странно, по­шла на пользу общему делу рок-фестиваля: “вновь избранные” Гена Староселец и Петя Саковец с юношеским задором взялись за то, что “пенсионер” Караюз так и не смог вытащить из болота грез.

Своевременной оказалась и моральная поддержка рокеров из Одессы и Киева, а особенно Сан Саныча, барабанщика “Перрона”.

Саныч чуть ли не каж­дый вечер справлялся о здоровье “Рок-н-ролла Таврического’91” и в самый крити­ческий момент, когда наступила клиническая смерть рок-н-рольного дитяти Ук­раины, предложил беспроигрышный метод шоковой терапии.

Вариант был прост: к черту суперпрожекты! Для этого есть Стае Намин и “Биз Энтерпрайз” в Моск­ве. Давайте соберем фестиваль друзей, – приедем с палатками за свой счет, только подготовьте площадку и аппарат!.. И благодаря всё тому же “Перрону” новокаховский фестиваль обзавёлся собственной эмблемой.

NT_logo

С этого момента начала воплощаться в жизнь мудрость, гласящая:  ДЕЛА ПОЙДУТ НАМНОГО ЛУЧШЕ, КОГДА РАЗ И НАВСЕГДА БУДЕТ ПОКОНЧЕНО С НАДЕЖДОЙ.

И точно, – дела действительно постепенно пошли на поправку: в Кировограде со студией “Элема” договорились об аппаратуре, чуть ли наикрутейшей в регионе; не редкость легко и шустро разрешился вопрос с рассе­лением в гостиницах “Дружба” и “Динамо”; станция юных туристов радостно взвалила на себя бремя организации в плавнях палаточного городка и непремен­ного вечера знакомств с условно-традиционным названием “Посвящение в козаки”.

Ну, а самое главное – появились деньги! Вернее, они и раньше были (на комсомольском счету), но только Гена Староселец, новый вожак городской комсомольской стаи новокаховчан, отважился дать команду использовать их на подготовку фестиваля, попутно рассчитывая добрать недоста­ющую сумму у местных предприятий и кооперативов.

Но мелкий новокаховский бизнесмен (крупные еще не проявились) не­доверчиво относился к увещеваниям организаторов совершенно неприбыльного рок-фестиваля и потому предпочитал не вылазить из тени, куда его загнала со­циалистическая экономика.

Что ж, кто платит – тот и заказывает музыку. А платил, – увы, в последний раз! – комсомол. Поэтому и музыка была соответ­ствующая.

*раскатать губу – зд. размечтаться