ДЕБАРКАДЕР – “ХИЛТОН” НА ВОДЕ

Книга Сергея Цыгипы “Рок-н-Ролл Таврический”. Глава 16. Начало – Рок-н-ролл Таврический собственной персоной   

ДЕБАРКАДЕР – “ХИЛТОН” НА ВОДЕ

В последней предфестивальный день оргкомитет вертелся, аки белка в колесе, – забот был полон рот. С утра пораньше горкомовская машина и маши­на Юры Купца помчались в Николаев встречать в аэропорту “Бригадный подряд”. Алексеевич – горкомовский водитель – чертыхался, когда увидел за кем это он ездил за 150 км, – он впервые обозрел питерских панков и был смущен их разноцветными наколками, гнилыми зубами и наглыми рожами. Зато Юрику Купцу, наоборот, по таске было пообщаться с новыми людьми, которых в первую очередь интересовало, а воюют ли в благословенной Новой Каховке “металлис­ты”  с панками?

Уже прибыла половина приглашенных групп и, как обычно, началась свистопляска с поселением. Это сладостное бремя на сей раз свалилось на Лену Мухамбетову, комсомольского инструктора. Она, как электровеник, мо­талась по маршруту: рабочее общежитие – гостиница “Динамо” – дебаркадер.

Дебаркадер – это был полный вперед! Для непосвященных в двух словах – это общежитие на воде, то есть на Днепре, в 100 метрах от шлюза. Минимум удобств (большинство из которых – на берегу), зато максимум свежего воздуха и воды. Прямо с дебаркадера можно прыгать в Днепр и купаться до посинения, чем рокеры с успехом и занимались.

Всего на дебаркадере планировалось разместить 80 человек. 23 августа заехало 40… Но на следующий день комендант этого “плавучего “Хилтона” категорически отказалась еще кого-нибудь поселять. Ее терпения хватило ровно на ночь…

А с точки зрения музыкантов их оргкомитета ничего такого страшного не произошло. Ну, разве что в тот предфестивальный вечер решили экспромтом отметить дни рождения “Двоскина”, Юры Хребтаня и Алика Гашкова. Местом чествования был выбран дебаркадер.

Знаменитые херсонские (в смысле – новокаховские) арбузы и не менее известное Таврическое домашнего изготов­ления собрали на палубе, между небом и водой, почти всю рок-тусовку.

Дальнейшее развитие действия каждый может дофантазировать сам, хотя факты были таковы: часть тусовки подалась рекламировать фестиваль на дискотеку, эту “часть” возглавлял “Двоскин”; другая группа поменьше, со­стоящая в основном из “Провинции”, подалась к Рок-Архивариусу, где Гутыря сготовил свое фирменное блюдо – “куру на взлете”, а Лапейко был ответствен­ным за кофе; и лишь немногие “монстры рока” остались на гостепреимном де­баркадере.

И если верить коменданту, то эти скромнейшие рок-звезды бросали подушки в окна, ходили голые… и (!) удили рыбу. Насчет рыбы, точно, было. Правда, когда сдавали постели, то все подушки были в наличии. Кстати, о днях рождения.

debarkader

МНЕНИЕ    АСТРОЛОГА

Один из армии “доброжелателей” рок-серпней, измученный тотальными неудачами при попытках насолить рокерам, обратился за помощью к астроло­гам. Известный непальский астролог за небольшую мзду раскрыл секрет долго­жительства новокаховского рок-фестиваля.

Ларчик, оказывается просто: рок-фестиваль на трех львах, так как традиционно проводится в августе. А ав­густу, как известно, по зодиаку соответствует знак Льва. Так что стоит число львов, входящих в состав оргкомитета, сократить до двух, как фестиваль рассы­плется, аки карточный домик.

Но здесь “доброжелателей” поджидали известные трудности, ведь львами были “Двоскин”, Гашков, Хребтань, Рок-Архивариус, Купец, Янко наконец… Так что вывести из строя можно было одного-двух львов, а кворум все равно оставался.

Отпраздновав день приезда и три львиных дня рождения, оргкомиетчики пришли к выводу, что следующий рок-серпень надо подгадать под день рож­дения Р-А, а шестой – еще на чей-то, например, Купца…

СУМАСШЕДШИЙ ДЕНЬ, или КАК ИНОГДА ХОЧЕТСЯ ПРОВАЛИТЬСЯ СКВОЗЬ ЗЕМЛЮ

24 августа, четверг. По всем данным в этот день должен был откры­ваться фестиваль. Но Вова Янко почему-то именно в этот день решил уйти на комсомольскую пенсию и запланировал проведение пленума, задействовав всех комсомольских работников на подготовку этого мероприятия. У фестиваля в наличии остались отпускники – “Двоскин”, “Старый” и Рок-Архивариус, а также пару человек из группы поддержки.

“Двоскин” забурился* в “Зодиак” попить пивка, “Старый” периодически то исчезал, то появлялся, как комета Галлея, а Рок-Ахивариус стал один за всех отгребать удары судьбы. И все – ниже пояса.

Во-первых, какая-то очередная финбумажка не разрешала оплачивать комсомольской бухгалтерии проезд и суточные музыкантам (за что боролись?!), потому что все приехали без каких-либо командировок, как и полагается порядочным рокерам. А порядочным рокерам хотелось кушать. И они стали потихоньку брать за горло комсомоль­ских бухгалтеров – Таню и Валю. Таня и Валя хотели жить, поэтому стрелки гнева праведного перевели на Рок-Архивариуса.

Во-вторых, прокол вышел с билетами на обратный проезд: ответст­венные лица из обкома комсомола, которых за месяц попросили помочь с биле­тами, безответственно отнеслись к этой просьбе и з день открытия “Рок-Серпень’89” сообщили, что с билетами – полный пролет**. А в конце авгус­та выбраться с юга в любой конец необъятной страны, величиною в 1/6 часть суши, – штука почти безнадежная.

В-третьих, ни слуху ни духу не было от “Комментатора”, другими сло­вами аппаратуры не было. Хотя из Херсона “комментаторы” выехали рано утром, а уже был полдень… ,

В-четвертых, впрочем, достаточно было и трех вышеперечисленных ударов, чтобы у Р-А возникло непреодолимое желание провалиться сквозь землю. Но провалиться не получалось.

Спасала немного борода — в нее можно было спрятать эмоции, в дан­ном случае – растерянность. (Борода стала в 1989 году чуть ли не отличитель­ным знаком оргкомитета, – “Старый”, “Пух”, “Шип”, Р-А, “Двоскин”, Ку­пец, Качур, потрясая своими доморощенными бородами, закручивали “Рок Серпень”).

За пять часов до начала первого концерта положение стало понемногу улучшаться. Наконец появился аппарат – обыкновенная поломка обыкновенного автобуса на пути Херсон – Н.Каховка чуть не привела к повторению давно пройденного – опыта 1986 года.

Появился “Двоскин” (ему предстояло открывать фестиваль) – и не потому, что он утолил жажду пивом, просто в “Зодиаке” все пивные запасы уже закончились. И, естественно, не без его помощи.

Как нельзя кстати окончился пленум, и Вова Янко внес свою дембельскую лепту в общефестивальное дело: были составлены трудовые соглашения с группами, и на основании этих трудовых соглашений все жаждущие-страждущие рокеры получили сполна. Свои “бабки”

Оставался кровоточащим вопрос с обратными билетами. И тут из пучины социалистической кооперации вынырнул “Пух” и предложил свою помощь.

Его не было видно и слышно почти полгода – “Ледокол”, где он барабанил, получил херсонскую прописку, поэтому Серега с головой ударился в бизнес. Но быть в стороне от организационных проблем рок-фестиваля он не смог и появился вовремя.

Проявив чудеса расторопности, он буквально за 24 часа достал би­леты на поезд для трех групп в Киев, а также для музыкантов из Москвы и Питера, чего не смогли сделать ответственно-комсомольские лица из обкома. Сумасшедший день подходил к своей кульминации – “Рок-Серпень’89”, о котором так много было сказано, начинался!

_4_1600