Доброе сердце всегда прощает

15007883_1810991342447645_1832455819_o

Так получилось, что тема Новой Каховки в кинематографе увлекла наших читателей, явно затронув за живое.

Просто совпало: об этой фотографии наша читательница рассказала нам по телефону, мол, на снимке, который хранится в семейном архиве, на фоне нашей картинной галереи или почти идентичного здания нынешнего музея, превращенного киношниками в магазин, запечатлены любимейшие актеры прошлого, легендарные Зоя Федорова и Михаил Пуговкин. Она не знала, отношение к какому фильму имеет тот снимок, да и в семье уже нет никого, у кого можно было бы спросить, но уверена: это – не кадр из киноленты, а фото, сделанное известнейшим в Новой Каховке в свое время фотографом Евгением Линкуном, которого новокаховчане дружески называли Женька Француз.

И в эти же дни наш постоянный автор и общественный активист Сергей Пантоненко, живо интересующийся историей Новой Каховки, поделился с редакцией крошечной заметочкой из газеты «Нова Каховка» от 4 августа 1960 года за подписью К.Ларина, который сообщал о том, что недавно в наш город прибыла творческая группа Ялтинской киностудии снимать новый цветной фильм «Счастье пришло» по пьесе А.Сафронова «Сердце не прощает». Сценарий написал режиссер, он же постановщик И.Кобозев.

И все сложилось, как пазл, когда мы прочитали в титрах фамилии актеров, занятых в постановке: Софья Павлова, Зоя Федорова, Михаил Пуговкин, Сергей Никоненко, Николай Крючков, Николай Яковченко и др. Состав был потрясающе звездным, хотя сам фильм оказался проходным, не став явлением киноискусства, не снискав многолетнюю зрительскую любовь.

Но фотография из архива новокаховчанки – это действительно напоминание о ленте, которой в нынешнем году исполнилось 55. И называется она «Сердце не прощает», как и пьеса, по которой снята.

К слову, автор пьесы, А.Сафронов, в свое время был большой «шишкой» – два раза удостаивался Сталинской премии, был Героем Соцтруда, секретарем Союза писателей СССР, главредом «Огонька», имел репутацию самого последовательного сталиниста и антисемита, одного из самых страшных литературных палачей сталинской эпохи. Его книжки давно не читают, пьесы не ставят, но в историю литературы он вошел как поэт – песенник. Его песня «Шумел сурово Брянский лес» (музыка С.Каца) стала гимном Брянской области.

Что касается дуэта Пуговкина и Федоровой, то легендарным он станет через семь лет, когда всенародные любимцы спляшут «В ту степь» в фантастически популярной «Свадьбе в Малиновке». А в первый раз они сыграли вместе совсем молодыми в фильме И.Анненского «Свадьба» по Чехову.

Михаил Пуговкин, оказывается, – крестьянский сын, родом с Ярославщины. Перед войной семья переехала в Москву. Трудился на тормозном заводе, играл в драмкружке в клубе и был замечен – простого, но необычайно талантливого рабочего сразу пригласили на сцену профессионального театра, Московского драматического. Его отмечала критика, полюбил зритель. Но тут началась война. И Минька, как его звали в семье, приписав себе год, пошел на фронт, служил разведчиком в стрелковом полку. Был тяжело ранен в ногу, началась гангрена, его готовили к ампутации, но он упросил хирурга: я артист, мне без ноги нельзя… И тот пошел на риск.

В 43-м Пуговкин вернулся в Москву, поступил на сцену театра им. Маяковского и в только что открывшуюся школу-студию МХАТ. Корифеи-мхатовцы, сидевшие в приемной комиссии, были в шоке: популярный актер и… хочет учиться на артиста, при этом имеет всего лишь три класса образования!

Вот что рассказывал Михаил Пуговкин, в будущем – народный артист СССР, о своей работе в фильме «Сердце не прощает»: «Роль моя – ветеринар Коньков, интересный тип, все время из себя что-то строил, изображал. У меня была яркая роль. Снимались Аркадий Толбузин – герой, Софья Павлова, которая играла главную роль в кинокартине «Коммунист».

В этом фильме я снова был партнером Зои Федоровой, «играл любовь», ухаживал. Зоя Федорова только недавно вернулась из «мест не столь отдаленных», но была, надо отдать ей должное, в отличной форме. У нас сложился хороший дуэт. Я был одет в клетчатую рубашку, штаны с лампасами, с хлыстом в руке. И наши вторые роли постепенно вышли на первый план.

Исполнители главных ролей, Павлова и Толбузин, возмущались: мы что, снимаем картину про Пуговкина и Федорову? После этого наши роли подрезали, но они все равно остались самыми яркими.

Николай Крючков играл небольшую роль. Но большой артист может играть и небольшую роль. Все равно он большой артист».

Зоя Федорова, известная актриса, чья жизнь сложилась как триллер, десятилетием забвения и тюремным приговором в 25 лет (отсидела восемь) заплатила за любовь в годы войны к американскому офицеру Джексону Тейту. Их дочь Виктория, как и мать, станет известной актрисой, а потом эмигрирует в США. Трагическая судьба Зои Федоровой – самая таинственная и романтическая история советской эпохи.

Более полугода актриса провела на Лубянке во внутренней тюрьме, где ее допрашивали и пытали, морили голодом, обливали кипятком, не давали спать. В1947-м приговорили к 25 годам заключения с конфискацией имущества за шпионаж. Актриса пыталась повеситься в камере Лефортовской тюрьмы, но охрана не дала ей умереть.

После смерти Сталина просидела в тюрьме еще два года, вышла на свободу в феврале 1955 года, вернулась в Москву: ни квартиры, ни работы, ни денег. Первое время жила у певицы Лидии Руслановой, с которой какое-то время сидела в одной камере. Наконец-то встретилась с дочерью. Постепенно стали приглашать в кино, дали звание заслуженной артистки.

А в 1981-м была убита выстрелом в голову в собственной квартире. Это преступление так и не было раскрыто.

Она снималась во многих знаковых фильмах – «Операция Ы и другие приключения Шурика», «Москва слезам не верит». Эти картины до сих пор любимы зрителем. Зоя Федорова стала дважды лауреатом Сталинской премии и была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

К слову, лента «Сердце не прощает» стала первой киноработой известного актера театра и кино, сценариста и кинорежиссера, народного артиста России Сергея Никоненко, который в нынешнем году отметил 75-летие. Актер вспоминает: тогда он познакомился с Михаилом Пуговкиным, Зоей Федоровой, Николаем Яковченко, другими знаменитостями.

Николай Яковченко – уникальный украинский актер, народный артист УССР, гений смеха. В том же 1961 году году у него вышла картина «Вечера на хуторе близ Диканьки (режиссер А.Роу). Его колоритнейший Пацюк, которому галушки сами запрыгивали в рот, стоило лишь повести взглядом, – одна из самых больших удач «Вечеров…»

Кто бывал в Киеве, видел: в центре в сквере рядом с театром им. И.Франко, где он работал, Яковченко и его другу – псу Фанфану – установлен памятник (скульптор А.Чепелик).

Псина, удивительно преданная хозяину, обожаемая всем центром столицы, – это было выдающееся зрелище в районе Крещатика: клоун Яковченко (в обуви на два размера больше) и Фанфан, покорно плетущийся за хозяином, который его отчитывал без конца: «Ах ты, алкоголик, снова нажрался?!» Дети окружали эту экзотическую пару толпами, висели на актере, как груши. Можно было услышать:

– Николай Федорович, а что ест Фанфан?

– Фанфан – умная собака, он все жрет, даже гвозди (детский хохот).

Однажды, когда актер заговорился возле театра с коллегами, а пес ненадолго отлучился, то попал этот верный друг в «собачью будку». Вдруг крик возле театра: «Николай Федорович, вашего Фанфана забрали!» И практически весь центр Киева стал свидетелем феллиниевско-чаплинского эпизода – старый больной человек (в тех-таки ботинках с загнутыми вверх носами) бежал за машиной, кричал, заходился в истерике.

Яковченко боготворили публика и коллеги, он был актером великого таланта, искренний, остроумный, комик с душой трагика, мастер эпизода, о котором и до сих пор ходит немало историй, потому что еще при жизни стал легендой.

Обычно в гримерной, хлопая ладонями по лицу перед зеркалом, он ласково приговаривал:

– Ах ты, мордашка, моя кормилица родная!!! И уверял: «Меня кормит моя пика!» Иван Пырьев, пригласив его в 60-е в фильм «Наш общий друг», категорически запретил Яковченко пользоваться гримом: «Коля, такую морду, как у тебя, Бог дает раз на сто лет – и то на Пасху, не вздумай портить ее гримом!».

Пожалуй, Пырьев единственный, кто точно ухватил суть Яковченко: артист и так всегда разный – даже без грима, без всяких внешних приспособлений.

На одном из концертов актера «объявляют»:

– Выступает заслуженный артист Украины Николай Яковченко!

Он медленно выходит, останавливается и, словно по секрету, но как о деле уже решенном, проговаривает: «Подали на народного». Взрыв хохота.

Популярность Николаю Федоровичу принесли его развеселые персонажи – Довгоносик («В степях Украины»), Оверко («Фараоны»). В кино снимался с 1952-го и создал на экране более полусотни запоминающихся комедийных образов.

Всенародно любимый комик, украинский Чарли Чаплин, как назвал его однажды Сергей Параджанов. Его неповторимая неуклюжая, присущая комикам походка. Его глаза – глаза клоуна – острый, цепляющий, озорной взгляд с лукавством и спрятанной горечью. Развеселить людей, поддержать настроение – было его любимым занятием.

Молодой актер Александр Быструшкин, решив завязать дружбу с маститым, как бы невзначай спрашивает: «Николай Федорович, а вы много выпили на своем веку?» Яковченко, который стал пить после смерти горячо любимой жены, и обронил тогда свое, ставшее впоследствии крылатым: «Не переплывешь!»

Актером он был не только на сцене, но и в жизни. Актером он остался, даже когда произнес, как оказалось позже, последние слова в своей жизни, идя на операцию: «Клоун пошел на манеж».

…Крошечная заметка в пожелтевшей газете, черно-белая фотография из семейного альбома, а за ними – целая эпоха, судьбы уникальных, талантливейших людей, побывавших в нашем городе, и… ностальгия о том, былом, что когда-то случилось и уже никогда не вернется.

Подготовила Тамара Путилова