Генерал-майор Литвин рассказал о взгляде на сегодняшнюю ситуацию в стране, реформы и работу МВД

О взгляде на сегодняшнюю ситуацию в стране, реформы и работу МВД журналисты издания Kherson поинтересовались у бывшего главного милиционера Херсонской области, генерал-майора Валерия Литвина.

– Валерий Валериевич, больше года прошло с момента революционных действий на майдане. Как сегодня, спустя время Вы можете оценить ситуацию, сложившуюся в стране и области?

– Я не могу и не хочу давать каких-либо оценок, но могу выразить свое — субъективное мнение. Очень плохой вариант передачи власти. Что-то пошло не так и неправильно. Говорить сегодня, кто прав, а кто виноват смысла уже нет. История Все расставит по местам. Знаю только одно — если погибает человек — это большая трагедия. А у нас, задумайтесь, уже погибли сотни. Люди, которые стояли на Майдане, все — по обе стороны баррикад, жили надеждой. Надеждой на новое будущее для себя и своей страны. Сегодня, скорее всего они разочарованы. И не обязательно действующей властью, а, скорее, событиями, которые сейчас происходят. Во всяком случае, я улучшения пока не замечаю. Из уст наших граждан только и звучат слова – «война», «кризис», одним словом, ожидаемого развития – нет. А те реформы, которые происходят назвать эффективными не поворачивается язык.

– Вы имеете в виду реформы в стране или в органах внутренних дел?

– И те и другие. Я не политик и говорить о политических реформах не буду. Скажу только, что реформирование правоохранительных органов, обречено на провал. Я бы делал все иначе. Нельзя сказать, что реформы — это плохо, ни в коем случае. Это лучше, чем не делать ничего . Люди пытаются что-то изменить и это очень похвально. Но любая реформа не может идти в ущерб делу. А именно это сейчас и происходит. Хорошо , что в милиции (полиции), не важно, как называть, появились новые люди. Красивые, молодые подтянутые. Но поймите этого мало. Хорошо, что по Киеву ездят новые патрульные машины. Ведь, правоохранитель на улице — уже профилактика правонарушений.

– Профилактика — это главное, основа. Но сама работа? Вы можете дать ей оценку?

– Прежде всего, хочу сказать, несмотря на многочисленные тесты, которые проводили с новыми полицейскими, у них нет опыта работы. Если бы реформу проводил я, то в первую очередь, провел бы такие же жесткие тесты, в первую очередь, среди личного состава, Отобрав самых опытных и достойных сотрудников. А уже потом только набирал людей, как говорят, со стороны. По таким же жестким правилам отбора. Вот тогда, работая в паре, такие милиционеры или полицейские, смогли бы дополнять и контролировать друг друга. А что мы видим сейчас. Старую милицию просто разогнали… А ведь среди них были и те, для кого работа действительно смысл жизни, те, кто пришел работать на благо общества. Нельзя же всех под одну гребенку чесать? Хотя и есть в милиции «оборотни в погонах», меня радует, что их значительно меньше, чем тех, кто действительно пришел работать, а не наживаться.

А есть ли какой-то рецепт от борьбы с такими проявлениями, как коррупция…

– Прежде всего нужно понять, что такое коррупция. Это неоднозначное понятие. Сотрудник милиции получает 1400-1600 гривен зарплаты. Вот скажите, при наличии семьи, отсутствии жилья, может ли он полноценно жить, находясь в обществе и видя всех тех, кто живет лучше него? Ведь милиционер постоянно находится в зоне опасности. Работа сложная и низкооплачиваемая. Ведь за такую зарплату милиционер реально не может прокормить свою семью. Я думаю, все-таки материальное обеспечение работников милиции должно быть лучше.

– То есть, проблема значительно глубже?

– Это, понимаете, как болезнь. Если нездоровы сразу несколько органов, нельзя же лечить какой-то один? Так и в стране. Не меняя законов и структуры, изменив лишь название, проблемы не решить. У нас в стране одна проблема — у нас нет коллективной ответственности. Что касается Майдана и того, как развивались события? Нарушения были с обеих сторон. Но в Херсоне, могу сказать это с гордостью, как ни в одном другом городе, все прошло спокойно. Мы сумели достичь консенсуса с теми, кто стоял по ту сторону баррикад. . Все было проведено в правовом поле, а такого бардака, как в Киеве, у нас не было. Кроме того, на момент своего ухода с должности, я находился на больничном. Считаю неправильным, что узнал о собственном повышении не лично.

Почему Вы не приняли предложение о переводе в Киев?

– Знаете, как говорят: хочешь «задвинуть» человека – повысь его. Вот и меня «повысили». За моими плечами – 30-летний путь от солдата до генерала, огромный практический опыт, в том числе и руководства 5-тысячным коллективом облУМВД. Когда я возглавлял МВД Херсонской области, в коллективе знали, – для меня все равны. Я равно отношусь ко всем людям, будь то мой сотрудник или заключенный. Тогда мы сделали все, чтобы привести структуру органов внутренних дел и условия содержания заключенных к Европейским стандартам. В первую очередь, мы отремонтировали ИВС. Я хорошо помню, в каких условиях держали задержанных раньше. В камерах отсутствовали санузлы — вместо, стояло обычное ведро. Количество самих заключенных доходило до 8-10 человек в одном изоляторе. Мы же постарались сделать все цивилизовано. Начиная от ремонта, заканчивая питанием. Одним словом, мне нравилась моя работа, я знал, что тружусь на благо родного края. Да и поездил за годы службы, я уже немало. Опять срываться и бросать семью не захотел. Кроме того Херсонщина — моя Родина, мне все тут близко и дорого, тут моя семья.