ЛУЧШЕ ТЯЖЕЛЫЙ РОК, ЧЕМ “ЖЕЛЕЗНАЯ РУКА”!

Книга Сергея Цыгипы “Рок-н-Ролл Таврический”. Глава 28. Начало – Рок-н-ролл Таврический собственной персоной   

ЛУЧШЕ ТЯЖЕЛЫЙ РОК. ЧЕМ “ЖЕЛЕЗНАЯ РУКА”!

19 августа, за полторы недели до начала фестиваля, неожиданно гря­нул ГКЧП, причем без малейшего согласования с оргкомитетом “Рок-н-ролла Таврического”. Поэтому Рок-Архивариус,” Двоскин” и комвожаки пропустили эту новость ми­мо ушей и, как ни в чем не бывало, продолжали теребить типографию и надо­едать спонсорам.

Поздно вечером того же злополучного дня Коля “Двоскин” звяк­нул в Москву ведущему программы “Тихий Парад” российского радио Роме Ни­китину, с которым знаком еще по “Черной Раде”.

Двоскин по хохольской доб­роте не смог не пригласить Рому на фестиваль, на что последний скучно изрек: “А у нас переворот. Вот”.

После этой тирады Рома добавил, что обязательно приедет, но вот что касается анонса фестиваля по российскому радио – то здесь он ничего не может гарантировать. Хотя и хочет. 20 августа стало ясно, что с российским радио – полный пролет, ибо “железная рука” ГКЧП уже ста­ла делать неуклюжие попытки навести порядок в разваливающейся империи (см. газету “Правда” и “Советская Россия” от 19-21 августа 1991 г.).

Оргкомитет “Рок-н-ролла Таврического”, в свою очередь, решил не по­ступаться принципами и во что бы то ни стало провести фестиваль. Девиз этого очередного празднества возник сам по себе – ЛУЧШЕ ТЯЖЕЛЫЙ РОК, ЧЕМ “ЖЕ­ЛЕЗНАЯ РУКА”! – и вполне соответствовал политическому моменту.

21 августа к печати был подготовлен специальный фестивальный вы­пуск “Народной Трибуны”, содержание которого давало б основания прикрыть раз и навсегда “фестивальную лавочку” в случае победы ГКЧП. Отпечатать же его удалось только 28 августа, уже в новой стране – независимой Украине, хотя этому обстоятельству тогда никто внимания не придал.

NT

На фото: фестивальный спецвыпуск “Народной Трибуны”, озаглавленный просто – “Для всіх хто любить і не любить РОК!”.

Первый редактор “Народной Трибуны” Александр Гунько рисковал своей должностью и карьерой не меньше организаторов рок-фестиваля, но демократический принципы взяли вверх над сиюминутным страхом политической расправы.

А накануне путча “молодо-зелено” набралось наглости и стало просить пару тысяч “спон­сорских” у стоящих еще у руля города партии большевиков. “Ум, честь и совесть” снисходительно похлопывая свой резерв по плечу, в рублевой инъекции фестивалю отказала и предложила своему боевому помощнику обратить актив­ность в сторону увеличения своих рядов и проведения идеологической работы среди несознательной несоюзной молодежи.

После провала путча – 24 августа – деятельность компартии Украины была запрещена, здания были опечатаны, а счета в банке – арестованы. Свой шанс послужить молодежи новокаховские последыши генсека Михаила Горбачева не использовали, да так и ушли с политической арены, не оставив о себе никаких положительных воспоминаний.

Зато, даже запрещенная КПСС умудрилась попортить нервы оргкомите­ту,- ибо комсомольский счет в банке был – согласно телеграмме из Киева – арестован вместе со счетом ГК КПУ.

И если бы фестиваль не был утвержден в апреле горисполкомом как городское мероприятие, и если бы не настойчивость заместителя председателя горсовета Ю.А. Захарова, то организаторы точно остались бы без денег, а, следовательно, и без фестиваля.