Мифы вокруг общественной блокады Крыма

фото Лиев

Александр Лиев, бывший министр курортов АР Крым

МИФ 1. Продуктовая и энергетическая блокада – это акция Государства Украина в отношении Крыма.

крымТеоретически можно предположить, что где то в застенках спецслужб ведется оперативное дело, заведенное после оккупации полуострова, в рамках которого проводятся всякие оперативно – розыскные, разведывательные и контрразведывательные мероприятия в отношении  Крыма.

Можно также предположить, что так называемая блокада Крыма это хорошо срежиссированная постановка спецслужб Украины, цель которой  руками крымско-татарских активистов выполнять грязную работу, еще и при этом соблюдать кулуарные договорняки со стороной конфликта.

Но в реальности все намного проще. И несложный анализ работы наших спецслужб, и в момент активной фазы оккупации и уже после ее легализации, так называемым референдумом, показывает полную “импотентность” наших спецслужб.

Поэтому с полной уверенностью можно констатировать, что общественная блокада Крыма это действительно общественная акция.

Миф 2. Блокады больно бьют по бюджету РФ.

Бюджет России формируется исходя из микро–, макро– и мега–экономических показателей, влияние на которые торговые отношения в части полуострова Крым имеют минимальное значение. Крым сам по себе дорогой для Российского бюджета, но товарно-продовольственная блокада на эти показатели не влияет.

Соответственно государственный бюджет России ни как не зависит от торговых процессов между Украиной и оккупированной территорией.

Миф 3. Блокады помогают вернуть Крым.

ПС на блокаде КрымаПо истечению 1,5 года оккупации Крыма, в Украине до сих пор так и не  сформировано научно-экспертное сообщество, которое бы изучало, анализировало и прогнозировало определенные процессы вокруг полуострова, в т. ч. и в вопросах блокады.

Та товарная блокада, которая проходит под флагами крымско-татарского народа и организации “Правый сектора”, однозначно носит радикальный окрас. А как нам известно, именно от прогрессирующего радикализма крымчане “спрятались в России”. Поэтому сказать однозначно, без ссылок на аналитику невозможно.

Но то, что радикальными мерами Крым не вернуть, это факт.

Миф 4. Крым можно вернуть без учета мнения крымчан.

Крым у ВС 2014 годВернуть Крым без учета мнения крымчан возможно только открытым военным путем. Но в международном праве это называется только как война.

Украина и ее лидеры неоднократно заявляла о том, что военным путем Крым деоккупирован не будет. А это значит, что учитывать мнение гражданского населения в Крыму в ходе процессов деоккупации придётся. Процесс деоккупации это в том числе и переговорный процесс, анализ и социологические исследования, общественные слушания и консультации с общественностью и много другое. Мы это называем диалог во имя  мира (примирения).  

Миф 5. Проукраинские крымчане рады блокаде.

Проукраинские крымчане, как и любой другой современный человек, привыкли к благам цивилизации. Компьютеры, интернет, микроволновки, холодильники и многое другое. И не каждый человек сможет обойтись без привычных благ прогресса.

Проукраинские крымчане скорее рады тому, что Украина хоть как то начала предпринимать шаги в вопросах оккупированного Крыма. Из-за бездействия Украинских властей у многих сложилось мнение, что Украина смирилась с оккупацией и заморозила конфликт на десятилетия.

Поэтому блокада и события вокруг нее вдохнула надежду в проукраинских крымчан, о том, что их не забыли и что никто не смирился.

Да, действительно часть проукраинских крымчан в Крыму готовы терпеть тяготы и лишения, если это хоть как-то приблизит конец оккупации.

Миф частично верный.

Миф 6. Крым вымрет без украинских продуктов и энергетики.

Современные технологии позволяют решать любые гуманитарные проблемы. И с продовольствием и с энергетикой и с водой. Единственный вопрос как дорого обходится такие меры и как долго субъекты жизнеобеспечения (население) захочет оставаться в режиме “выживания”.

Безусловно определенные проблемы у полуострова будут, но до вымирания дело не дойдет.

Миф 7. Меджлис не имеет других методов реализации блокады, как только взрывать столбы и перекрывать дороги.

Меджлис, как общественная институция крымско-татарского народа, которая теперь фактически функционирует только на материковой части Украины, находится сегодня в изгнании. И хотя практически все его руководящие органы и кадры выехали на материк, главным органом меджлиса является Курултай (общее собрание). А, как известно, провести Курултай в нынешней обстановке, невозможно. Поэтому говорить о достаточной правоспособности и дееспособности Меджлиса сегодня нельзя.

Тот факт, что лидеры Меджлиса пользуются неоспоримым доверием у нынешней власти Украины, еще не гарантирует им возможность влиять на государственную политику по Крыму в целом.

Крымско-татарское население в Крыму составляет всего 12-13 процентов. И даже это количество сегодня не имеет стабильного единого мнения и консенсуса. Многие и крымских татар приняли и признали оккупационную власть и давно уже сотрудничают с ней и даже интегрировались в нее.

Поэтому говорить о крымскотатарском факторе, как о ключевом в вопросе деоккупации Крыма рано и не корректно.

А что касается взрывов и перекрытий дорог, так это только подтверждает тот факт, что у Меджлиса нет законных и административных рычагов, чтобы влиять на государственные процессы по Крыму.

МИФ 8. Европа поддерживает такие методы работы.

флаг евросоюзаВ свете последних трагических событий в Европе, да и до них тоже, Европейские лидеры очень критически высказывались в адрес правительства Украины по вопросам бесконтрольности вооружённых радикальных организаций и негосударственных военных образований.

По нормам права Европейского союза такие организации являются террористическими. Поэтому события на административной границе с Крымом лидеры Евросоюза считают террористическими, хотя и открыто об этом не заявляют.