Не имиджем единым …

 Франция после выборов. Париж принимает своего нового президента. В борьбе радикально-правых и умеренных патриотов победили последние. Средний класс, взвешенный и осмотрительный, победил в схватке с радикализмом. Все как обычно: приемы, фуршеты, поздравления и пресс-конференции. Практически на каждом мероприятии присутствуют высокие гости: представители французских партий, послы иностранных государств, местами даже лидеры таковых. Вот и президент (читать как царь) одного восточного государства приехал. Президента (читать как царь) зовут Владимир Владимирович Путин, страна зовется Российской Федерацией (читать как Московия). Он не мог не приехать. Он же старательно и долго строил репутацию мачо: ботокс, друзья-силовики и «мочить в сортире». Да только в ситуации вокруг выборов во Франции он дал маху: поставил не на того игрока и проиграл. Поражение Ле Пен – это и его поражение, и никакие деньги не смогли победить логичных французских буржуа.

Он приехал для камер. Имидж нельзя ломать. Нельзя выглядеть побитым щенком. Его, почти восточно-средневековый в своей тоталитарности, режим строится на имидже. Он хан, царь, лицо в которое верят и которому разве что только не молятся. Хотя стоп, уже молятся, иконы с ликом Путина ведь уже в Московии есть! И вот он поехал. Нет, не для того чтобы строить мосты, и не для того чтобы исправляться свою репутацию в глазах европейцев. Он поехал чтобы сказать на пресс-конференции, перед камерами, то что он сказал. Что в далекие вот времена, Анна Ярославна была связующим звеном между Россией и Францией. В общем, нормально так намекнул, что французская государственность родом из России. И нет, это не европейцам месседж. Просто потому, что европейский образ мышления больше склоняется рассматривать события через разрез сегодняшнего дня. В Европе историю привыкли оставлять на страницах книг. А книги эти стоят на полках и с них время от времени сдувают пыль. И к этому стоит относится просто как к факту, без особой оценки по шкале «хорошо-плохо». Просто потому, что такое видение мира, с одной стороны, позволяет держаться в рамках одного союза странам очень разным, а с другой стороны европейцам не понадобилось много времени чтобы забыть уроки Чемберлена. Ведь если бы про этого старого английского джентльмена хоть немножко помнили, то Путина бы просто завернули на границе, или в худшем случае гнали бы на первый рейс до Москвы ссаными тряпками.

Хотя, пускать или не пускать гопника с яркой государственной родословной – это их выбор. Вернемся все-таки к месседжу. Слова про Анну Ярославну и тесное сотрудничество Франции и России – это обращение к своим, к россиянам. К людям, у которых в последнее время мало поводов для гордости. В стране кризис, чеченцы на улицах имеют право творить все что им вздумается, среднестатистический молодой москвич вообще подозревает что за МКАДом жизни нет, и не предвидится, эйфория по отжатому Крыму улеглась, тотальная коррупция и власть чиновника. В общем, все как всегда, только немного хуже. Казалось что вот оно дно, а оказалось что нет и погружение продолжается. В такой ситуации и принято доставать с полок историческое наследие и культовые личности. И какая ведь разница что Анна Ярославна жила тысячу лет назад? И какая разница что тогда не было ни Украины, ни России? И какая разница что она была  женой французского короля? Вот, смотрите, это мы, ай да мы! Можем же, когда захотим.

Глупость да, и глупость ведь очевидная. Обидно только то, что эта глупость зацепила не только россиян, но и нас заодно. Твиттер-споры, штормы и ответные заявления наших высших руководителей…. Хм, глупость – она заразительна, да? Или это мы, вместо того чтобы бережно относится к своим памятникам и архивам, внимательно следим за тем, кто там и чего сказал про нашу историю?

 

Богдан Серенко