Ну почему у нас не уважают людей?

Не в первый раз «НК» пишет о том, как пришедшие на сверку в горгаз или по другим вопросам, мучаются в ожидании своей очереди.

Зимой в мороз мерзнут под дверью этой «конторы», а летом жарятся под солнцем. В минувшую пятницу в редакцию пришел 74-летний Ярослав Дмитриевич и рассказал о свежем примере хамства сотрудницы новокаховского филиала «Херсонрегионгаза»:

– Когда подошла моя очередь, меня направили в один из кабинетов, где сидела молодая особа. Спросил у нее: почему не вынесете скамейки для пожилых людей. Ответ: может, еще диваны поставить?!

«Поражаюсь и возмущаюсь таким порядкам, – говорит мужчина. – Неужели для такой организации трудно создать человеческие условия для приема своих же абонентов?».

Не только черствость удивила его. Почти весь год он проживает в Канаде. В Новую Каховку приезжает на два месяца. И за это время ему не только нужно «утолить» душевную тоску по родному городу, но и успеть оплатить транспортировку газа, которым он, кстати, не пользуется.

Обращение без ответа

В этот же день и в то же время в редакцию пришел жаловаться на газовщиков житель Таврийска Александр Иванович. Вернее сказать, на газовый долг, с которым он не соглашается, и на председателя комиссии по энергорегулированию (НКРЭКП). Еще в апреле этого года ему пришло уведомление о том, что комиссия получила его обращение, однако уже июль на дворе, а официального ответа нет. Пенсионер позвонил на «горячую» линию. Ответили: 17 июня рассмотрели. А где же ответ? – спросил мужчина. Газовым отоплением он не пользуется, только газплитой, потому и платит за транспортировку по использованным газовым кубам. Кроме того, из длительной переписки с Таврийским горсоветом и новокаховским филиалом областной газовой компании выяснил, что газовая магистраль, по которой подается газ к его дому, не числится на балансе ни в горсовете, ни у газовщиков. Так почему я должен платить за транспортировку, спрашивает пенсионер. С этим вопросом он и обращался в НКРЭКП.

Оба обратившихся к нам читателя почти по 50 лет отработали на нелегком производстве, оба плохо слышат. Однако они не просят снисхождения или льгот. Только одного – человеческого отношения к себе и таким же людям.