Олег Петренко: «Мы не открываем и не закрываем больницы…»

В начале августа издание «Сегодня» опубликовало интервью Виталия Андроника с главой Национальной службы здоровья (НСЗ) Олегом Петренко. Приводим часть этого интервью и сразу же акцентируем внимание на том, что Верховная Рада еще не приняла Программу медицинских гарантий. Фактически перечня услуг, которые Национальная служба здоровья будет заказывать у больниц и оплачивать для нас с вами, еще нет. При этом нас заверяют: в 2020-м медреформа заработает на полную.

А в разговоре с О.Петренко затрагивались вопросы новых правил в больницах, платного и бесплатного перечня услуг для пациентов, диагностики, стоимости операций в обычных лечебных учреждениях, а также размера зарплат медиков в будущем году. Уже сейчас известен перечень «негативных» (неоплачиваемых государством) услуг. Это оздоровительные массажи, физиотерапевтические процедуры, услуги эстетической и косметологической медицины, стоматология, ортодонтия. Однако экстренная стоматологическая помощь детям будет оплачиваться. Кроме того, любая техническая специализированная помощь будет покрываться за счет программы медицинских гарантий по направлению и экстренная – без направления.

– Например, человеку нужна коррекция зрения. Зрение можно корректировать очками, линзами, а можно сделать операцию. Но если пациент решит воспользоваться лазерной коррекцией, то по направлению врача НСЗУ покроет операцию?

– Да, если мы сможем законтрактовать заведения, которые предоставляют эти услуги по национальному тарифу в пределах государственных и коммунальных предприятий, частных учреждений, если эта услуга будет предоставляться, то будет покрыта за счет Национальной службы здоровья.

– Но таких операций, которые сможет оплатить НСЗУ, не может быть неограниченное количество?

– Допустим, мы знаем, что в Польше одна лазерная коррекция зрения приходится на 1000 населения. В Украине точно не может быть больше. В рамках нашего заказа медицинских услуг мы говорим, что в этом году можно сделать, например, 500 лазерных коррекций в области по такому-то тарифу. Соответственно на это количество услуг и будет контрактоваться каждое заведение, желающее и соответствующее требованиям. Если мы его законтрактуем, то пациенты в таком заведении получат эту услугу бесплатно по направлению.

– Сколько Национальная служба здоровья будет платить больницам за роды?

– С родами ситуация легче. Есть, например, 374 тыс. родов за прошлый год в Украине. Если добавить к расчетам расходов медикаменты как необходимую часть, то получим тариф на роды. Я не могу назвать его до момента, пока его не утвердили. Но он в пределах 8000-9000 гривен. Эта цифра может корректироваться и будет законной, когда будет утверждена законом о госбюджете в приложении «Программа медицинских гарантий».

– Сейчас по факту роды не бесплатные. Не придется ли роженицам доплачивать?

– Нет, не придется. Если роддом, который заключит с нами договор, будет брать доплату, – это будет прямое нарушение договора. В тариф входит все. С вас не могут брать никаких дополнительных оплат. Если будут, значит люди смогут с 2020 года об этом заявить, воспользовавшись нашей горячей линией по номеру 1677 или подать заявление о вымогательстве.

– Профосмотры, медосмотры и справка для получения водительских прав будут платными?

– Все виды справок, которые осуществляются по инициативе человека или работодателя, за счет того, кто заказывает. Мы в рамках программы медицинских гарантий этих услуг не заказываем.

– А если человек приходит к своему семейному врачу и говорит, что хочет пройти таких-то врачей, чтобы проверить состояние своего здоровья, врач даст ему направление?

– Нет. Мониторинг здоровья относится к превентивной медицине, профилактическим осмотрам на первичном уровне. Они четко регламентированы приказом Минздрава №504 для разных возрастных групп, для мужчин и женщин: что является обязательным для скрининга и в каких ситуациях. Например, если женщине после сорока надо сделать маммографию для оценки риска злокачественных образований молочной железы, – врач это направление сделает, и это будет частью программы медицинских гарантий. Если человек по собственному желанию хочет сделать МРТ всего тела, то, конечно, это будет за его средства.

– Если человек после инсульта чувствует ухудшение, он должен сначала обратиться к семейному врачу, может ли он обратиться к неврологу, который его лечил?

– В любой цивилизованной стране это так и работает. После выписки из стационара человек, который перенес инсульт, получает наблюдение и вторичную профилактику, реабилитацию, и он возвращается к врачу первички под наблюдение. Если ухудшение его состояния угрожает жизни, вы вызываете «скорую» и помощь оказывается без какого-либо направления. Если это ухудшение состояния в пределах вашего наблюдения врачом первички, после перенесенного инсульта, то это вопрос к врачу первички. Если врач сочтет необходимым консультацию невролога, то он даст направление. Тогда эта консультация будет оплачена в пределах медицинских гарантий.

– Как будет формироваться тариф на работу специализированных врачей? Это будет тариф за прием, за вылеченный случай?

– Очень по-разному. В первый год реализации Программы медицинских гарантий амбулаторные специализированные услуги будут оплачиваться по договору с НСЗУ по глобальной ставке – за определенный объем услуг суммарно в год. В пределах заведения это будет обусловленная с руководителем форма оплаты труда конкретного врача. Врач, как и любой специалист, не должен получать меньше минимальной зарплаты, но верхний предел ничем не ограничен. Если у вас как руководителя врачи делают свою работу хорошо, у вас есть приоритетные услуги – вы можете лечить инфаркт, инсульт, делать эндоскопические исследования, у вас есть томограф – к вам идут люди. Если врачу платят по-прежнему 5000 грн, то он уйдет к конкуренту, который предложит 50 тыс., потому что за ним будут «идти» в больницу приоритетные услуги, которые оплачиваются по высокому тарифу. Будет конкуренция за лучших специалистов. Те врачи, которые профессионально выполняют свою работу и могут выполнять ее эффективнее, будут предметом конкуренции среди медучреждений. В новой системе врач-профессионал сможет зарабатывать легально, не заглядывая в карман пациента.

– А как насчет стационарного лечения, где в лечении одного пациента задействовано множество медработников?

– В стационаре НСЗУ оплачивает случай лечения конкретного пациента. Это момент от госпитализации до выписки. За этот случай в заведение придут средства по тарифу. И в нем будут «заложены» хирург, анестезиолог, медсестра, лаборант, лекарства и изделия медицинского назначения. Можно ли вычислить какой процент каждому? Тяжело. Соответственно, будут формироваться новые формы оплаты труда, которые будут предусмотрены коллективным договором. Но мы их не устанавливаем.

– Вам больница дает данные о проведенных операциях и вы предоставляете им средства, которые они определят?

– Нет, за каждый случай лечения установлен тариф. В зависимости от количества пролеченных случаев формируется общая сумма оплаты за месяц. Сейчас в Полтавской области (пилотный регион – ред.) часть суммы оплачивается из общего (глобального) бюджета, рассчитанного по историческим данным. Потому что больница не может быть без денег для обеспечения своего функционирования. Задача лечить больше, быстрее и качественнее. Заведения, которые это будут делать, будут успешными в новой системе. Те, кого не выберут пациенты, где невысокое качество – проигрывают. Мы в НСЗУ всегда стоим на стороне пациента, чтобы он получил безопасные услуги надлежащего качества.

– Допустим, существует такое медучреждение, которое предоставляет меньше услуг и, соответственно, получает меньше финансирования. Что такое медучреждение ожидает, его могут закрыть?

– Я не знаю, что решит владелец (соответствующий орган местного самоуправления), потому что к нам заведения не относятся. Если туда не ходят пациенты, если заведение не выполняет необходимый объем услуг, то, может быть, стоит задуматься о том, те ли он услуги предоставляет? Его можно перепрофилировать, оптимизировать. Закрыть – это сложное решение, но это решение владельца. Если владелец – местная община, и депутаты заботятся о вас, – они будут думать, каким образом обеспечить вашу потребность в медицинских услугах. А мы эти услуги, которые люди будут получать в конкретном заведении, оплатим. Если это заведение огромное, а услуг предоставляют мало, тогда владельцу надо принимать решение. Обычно начинают с изменения руководителя. Возможно, он не может обеспечить стратегической оптимизации заведения, хозяйство неэффективно, не обеспечено оборудованием и специалистами. Мы не открываем и не закрываем больницы – мы оплачиваем в интересах пациентов предоставленные ему услуги безопасного и надлежащего качества.

– Какое место занимают частные медучреждения в медреформе?

– Такое же, как и в реформе на первичке. Любой поставщик услуг, любой формы собственности, если его устраивают тарифы и он согласен работать на тех условиях, которые предлагает НСЗУ, может войти и работать. Мы покупаем очень много услуг, как “оптовый” закупщик, поэтому и тариф будет соответствующий.

– Поскольку в ближайшее время состав правительства может измениться и позиция нового президента недостаточно понятна по медреформе, какие у вас ожидания? Возможно, вы уже общались с кем-то из команды президента?

– Национальная служба здоровья является аполитичной, технократической структурой. Мы выполняем закон, готовим команду, работаем над тем, чтобы система стала пациентоориентированной. Я не вижу оснований считать, что может быть какая-то проблема. Мы работаем по закону, над его реализацией. Если будут возникать какие-то новые обстоятельства, то будем реагировать соответственно. Сейчас никаких оснований считать, что может быть какое-то обратное действие, нет. Не думаю, что кто-либо по результатам нашей работы на первичке и с программой «Доступные лекарства» решится на шаг назад. Это будет неправильно. Теперь шанс присоединиться к цивилизованной системе финансирования есть и у больниц. Его точно нельзя потерять