ШЕСТОЙ: ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРАДИЦИЙ ХОРОШИХ И НЕ ОЧЕНЬ

Книга Сергея Цыгипы “Рок-н-Ролл Таврический”. Глава 29. Часть 1. Начало – Рок-н-ролл Таврический собственной персоной   

ШЕСТОЙ: ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРАДИЦИЙ ХОРОШИХ И НЕ ОЧЕНЬ

30 августа. День заезда участников Vl-гo новокаховского рок-фестива­ля. Лето, три месяца воздержавшееся от осадков и раскалившее до белого ка­ления городские пляжи, вдруг ни с того ни с чего разразилось двухдневным плачем. “Посвящение в козаки” – праздник рок-н-рольной души – оказался под вопросом, но Юра Худяков, главный юный турист города, просто излучал опти­мизм в предвкушении долгожданной тусовки.

Он не только сорганизовал “бри­гаду быстрого реагирования” из членов вверенной ему организации, а также палаточный городок, уху, но и напрочь разогнал тучи. Так что “Посвящение в козаки” и весь фестиваль прошли под знаком Солнца.

После короткого традиционного спича в честь “Рок-н-ролла Таврическо­го” и его друзей, Рок-Архивариус пригласил всех гостей званых и незваных к импровизированному столу, сооруженному из спальников, брезента и ящиков с бутылками и без.

Из старой гвардии новокаховских рок-фестивалей прибыли “ТОК”, “Кошкин Дом”, “Бастион”, а также традиционно слегка трезвый Яша Качур, талисман фестиваля Стас Колесников из Херсона и Катя Судоргина, на сей раз привезшая из столицы Украины группу “Годзадва” и обещания агентства “Фонограф” о финансовой помощи фестивалю (которые так и остались обещаниями).

Остальные 12 групп впервые были в Новой Каховке, причем по сложив­шейся традиции зарезервированные места для “гостей незваных” на сей раз заняли одесские “Вовсе” и “Транссоник”, днепропетровский коллектив “Блэк Сайд”, херсонская “Последняя Зима” и “Немо” из Белой Церкви.

За казаном добротной ухи журналисты из Москвы, Харькова, Луганска провели пресс-экс­пресс-конференцию, а вездесущий видеооператор фестиваля Саша Воротынцев исхитрился заснять всю эту байду. Для истории.

1991_уха

На фото: музыканты “ТОКа” и “Кошкиного дома” за казаном ухи

Веселый рок-н-рольный куринь шумел в плавнях до полуночи и тех, кто предпочел гостинице первозданную природу, приютил палаточный городок. С черного бархата августовского неба звезды падали вниз, но звезда Рок-н-ролла Таврического, появившаяся на музыкальном небосклоне 6 лет назад, светила ярко и не собиралась скрываться в пучине забвения.

… Еще во время подготовки Vl-ro фестиваля в стане оргкомитета и к нему приближенных лиц возникли нешутейные разногласия: одни ратовали за продолжение традиции и проведение Рок-н-ролла Таврического во что бы то ни стало, другие же предлагали “пропасовать” этот год, а сделать крутой празд­ник рока в 1992 году.

“Отступники” аргументировали свою точку зрения в ос­новном тем, что нельзя опускаться ниже уровня V-ro фестиваля, т.к. не была готова атрибутика, – футболки, значки, сувениры- гонорары музыкантам не светили (по финансовым затруднениям) да и с рекламой из-за переноса сроков был почти полный пролет, – стало быть о ТВ и речи быть не могло.

Но благо­даря усилиям “костяка” оргкомитета этот вариант не прошел. Здравый смысл подсказывал, – если остановиться сейчас, опустить руки, то на следующий раз, потеряв наработанные связи, а главное практику, раскрутить фестиваль по новой будет очень и очень непросто. Поэтому было решено, хоть “малой кровью”, но фестиваль проводить…

Как и в 89-ом, фанов Рок-н-ролла Таврического поразила “асфальтная болезнь”: теперь уже на площади перед Летним театром возникла четко выписав ная нитрокраской своеобразная эмблема VI фестиваля – офигенных размеров, пардон, фига, вырастающая их гитары, над котрой красовался крылатый девиз: “Лучше тяжелый рок, чем “железная рука!”.

Парковая аллея (в коии-то веки!) украсилась праздничными гирляндами флажков – и жизнь забурлила вовсю на рок-н-рольном плацдарме Таврии. “Пет­руччио” Саковец прыгнул выше головы и сколотил в считанные дни комсомоль­ско-оперативный отряд, стойко принявший на себя все тяготы и лишения фести­вальной суматохи, в том числе и ночные бдения в Летнем театре с аппаратурой.

Кстати об аппаратуре. Впервые у организаторов не было по этому воп­росу никаких проблем: серьезные ребята из Кировограда под руководством Александра Агуры пригнали два трейлера и отработали весь фестиваль, аки часы. Спасибо, братья!

Кроме того, кировоградцы еще и преподали зрителям отлич­ный урок профессионально сработанной “попсы” с национальным колоритом в исполнении женской группы “Элема”. Народ, собравшийся на рок-шоу, сначала немного возмутился, затем заинтересовался, а под конец совсем разошелся, танцуя и хлопая в ладоши под “Українськи болячки”, “Зачекай” и другие “бое­вики” “Элемы”.

Особо настырные рокеры попытались пробраться к авансцене, дабы вблизи вкусить прелесть шоу, создаваемого миловидными длинноногими девчатами в двадцатисантиметровых юбченках. В результате их выступления и “попс” не пострадал и люд был удовлетворен, спасибо, сестры!

нелли_элема

На фото: Неля из “Элемы” и пела хорошо

А открытие “Рок-н-ролла Таврического-1991” прошло поистине на “мажор­ной ноте”, – ведущая Ира Кондикова объявила фестиваль открытым под празд­ничный салют шести бутылок шампанского. Зрители, подбегавшие к сцене со стаканами (откуда они стаканы-то взяли?), заметно повеселели, впрочем, как и салютовавшие со сцены “Двоскин”,  “Пух”, Рок-архивариус и со товарищи.

В струю пошла и песня “Ночь плывет” местной группы “Країна Рось”, специально написанная к фестивалю. Группа, как таковая, скучковалась вокруг талантливого музыканта и поэта Юры Коробейникова, недавно осевшего в Новой Кахов­ке..

Много музыкантов прошло за короткое время через “Країиу Рось”, но акустическая специфика песен, ориентированная на украинский фольклор, не всем была по душе и посему состав до сих пор не стабилизировался. Хотя “Кратїна Рось” и прошла отборочное сито “Червоной Руты” и даже выступала в финаль­ном туре этого Второго Всеукраинского шоу в Запорожье (от воспоминания о котором у них до сих пор мурашки бегают), но должной концертной практики не имела. Что было заметно и невооруженным глазом.

А в общем и целом фести­вальное выступление “Країни Рось” было получше двух последних фестивальных явлений народу других земляков – “Игрока”.

Общую атмосферу праздника в их короткой программе не смогло омрачить ни полупьяные саксофонные пассажи Юрика Купца, ни совершенно непонятное появление на сцене художника-аван­гардиста Димы Семенова (лавры шоу-мэна питерского “Аукциона” Гаркуши не дают покоя?), ни слабоватая инструментальная подготовка Вани Будника, с легким удивлением постукивавшего по клавишам “Корга М-1” из арсенала кировоградцев.

Зато был внутренний настрой. Что передалось и залу.

РнРТ_29

На фото: Юра Купец и Марина зажигают