Старость на улице

pod-tuloy-zaderzhali-sotrudВспомнив слова классика о хороших людях, которых испортил квартирный вопрос, расскажем о 85-летней Галине Яковлевне. Женщина пришла в редакцию «НК», чтобы на своем примере предостеречь людей от повторения роковых ошибок, которые совершила, по беспечности оставшись на старости лет без крова над головой.

«Живу в съемной квартире без отопления. Перезимую ли, неизвестно», – говорит она.

Ее история незамысловата. Когда-то Галина Яковлевна приехала в Основу на похороны родственника и познакомилась с Николаем Степановичем, местным жителем. Будучи одиноким, мужчина предложил ей совместно вести домашнее хозяйство. Так она из села Семеновка Каховского района переехала жить к знакомому в двухкомнатную квартиру. Брак «молодожены» не регистрировали, просто два немолодых человека жили душа в душу в мире и спокойствии. Все бы хорошо, но через два года Николай Степанович умер.

–Я засобиралась домой, в село. Там у меня был свой дом, – рассказывает посетительница.

Но сын умершего Александр, ласково называя женщину бабулькой, попросил ее остаться с ним. И хотя была жива его родная мать, он предпочел, чтобы о нем заботилась добрая Галина Яковлевна. А когда в 2011 году его мама ушла из жизни, Александр настоял на том, чтобы бабулька осталась с ним навсегда. «После смерти Николая Степановича я просто заставила Сашу приватизировать квартиру на себя. Меня он не мог включить в число совладельцев из-за моей прописки в селе. У нас состоялся разговор. Он настаивал на том, чтобы я, как член семьи, жила в квартире столько, сколько Бог века даст. Сказал: если есть покупатель на дом, продавай, а потом пропишу тебя на своей жилплощади. Я согласилась», – вспоминает женщина.

Покупателя долго искать не пришлось. Галина Яковлевна продала дом односельчанину. В сельсовете обменялись расписками о приеме-передаче денег и разрешении на прописку/выписку. Потом этот документ она показывала в суде, как подтверждение того, что ей негде жить.

Однажды летним утром 2015 года Александр, как обычно, ушел на работу, а буквально через пару часов Галине Яковлевне сообщили: 49-летний мужчина, который стал ей родным, внезапно умер прямо на рабочем месте.

«Я его похоронила и уже на второй день… нашлись Сашины родственники. Его двоюродная сестра, не желая ничего слушать, не идя ни на какие договоры, начала меня тормошить: ты никто, убирайся! Свои права на квартиру она отстояла в суде. Моя прописка теперь недействительна. Оказалось, что теперь не то, что нигде прописаться не могу, мне жить негде. Мало того, новая хозяйка хотела, чтобы я оставила телевизор, холодильник, одежду, подушки – все, что привезла из села. Также она требовала, чтобы я со своей пенсии оплатила судебные издержки. Увы, человеческая жадность не знает предела», – сдерживая слезы, печалилась пенсионерка.

Пока новоявленная хозяйка судилась за квартиру, Галина Яковлевна еще какое-то время жила в ней. Как сама формулирует: будто заяц под кустом и вся на нервах. Но потом все-таки пришлось выселяться.

Женщина обращалась за помощью в управление соцзащиты населения. Но там, услышав ее историю, только развели руками. Дело в том, что у нее есть дочь, которая могла бы позаботиться о престарелой матери. «Дочка обитает с мужем в однокомнатной квартире, – поведала женщина, – и зять… выгнал меня. Тем более, что дочка живет с ним на птичьих правах, потому что еще 13 лет назад они разошлись, но продолжают сосуществовать вместе. Какая у нее жизнь?.. Бывает такое, что и ее бывший муж выгоняет… Теперь он кричит, что, продавая дом, я с ним не советовалась. И при этом не вспоминает, что я отдала ему с дочерью часть денег от продажи на ремонт его квартиры. И то, что корову продала для выкупа этой квартиры…».

Есть у пенсионерки внучка, но и она ничем помочь ей не может. Живет с мужем и двумя маленькими детьми в квартире тестя.

Сама Галина Яковлевна пыталась доказать в суде право на проживание в основской квартире, в которой поселилась в 2008 году. Но закон оказался не на ее стороне. Только деньги зря потратила, сетует она. Когда судья огласила решение, женщина спросила у нее: где же мне теперь жить? И получила короткий ответ: «Не знаю». И на учет для получения жилья ее тоже не могут взять: прописка недействительна.

Побывала старушка в бюро бесплатной юрпомощи, однако ее усилия тщетны: наследники имеют право на жилье, а она нет.

«Я даже подумать не могла, что Саша умрет так рано. Наоборот, расчет был на то, что я первой уйду в мир иной, а он останется. А теперь думаю, как бы не замерзнуть в холодной арендованной квартире, чтобы дочке с внучкой не пришлось хоронить меня в мороз», – закончила свой рассказ Галина Яковлевна.

Записала Лариса Голубева