Впечатления: родная Новая Каховка

Я рассматриваю фотографии Новой Каховки конца 50-х – начала 60-х, на которых молоденькие невысокие деревья выстроены в стройные ряды вдоль недавно проложенных улиц, создавая ощущение организованного пространства. Там какой-то другой город, желтый даже на черно-белых снимках, с кучугурами и пляжами.

Сейчас это очень зеленый город, где местами слишком много деревьев. Бывает ведь и такое, когда и хорошего слишком много. Даже если приезжаешь из совсем далекой и дикой Канады, где столицу страны Оттаву окружают непролазные леса, по которым бродят медведи и лоси, то густота растительности в парках и на улицах Новой Каховки все равно поражает. Такое впечатление, что пробираешься через старый бурелом, а не центральный парк современного города. Для города тут слишком мало травы. То есть травы полно, но той, по которой можно пробежаться, на которой можно посидеть, подстриженной, ухоженной, нет. Создателям виделся буквальный город-сад с абрикосами и черешнями на улицах. Но сад без пригляда дичает, и тогда город превращается в коттедж. То есть место посреди дикой, неухоженной природы, где какое-то время приятно в одиночку отдохнуть от благ цивилизации, но потом непременно вернуться в организованное общество.

Я долго искал образ, который бы позволил передать мое ощущение Новой Каховки после 30 лет отсутствия, и, на мой взгляд, эта по-тропически плотно разросшаяся зеленая масса деревьев хорошо отражает градацию перемен исторического процесса, как в самом городе, так и всей стране: от маниакального порядка до поощряемого хаоса.

Вероятно, для постоянного жителя ощущение времени окажется иным, изменения естественными. Для человека же, наведывающегося сюда раз в 10-15 лет, и незначительные по масштабу вещи кажутся эпохальными. Семечки подсолнуха! Не то, чтобы я большой любитель, но для меня с детства Новая Каховка, помимо всего прочего, ассоциировалась с семечками, с женщинами на рынке, продававшими их из больших мешков стаканами. А сейчас их, собственно, и нет. Или почти нет. Ни семечек, ни женщин с семечками. Да и сам рынок уже не тот. И не там. А семечки продаются в фирменной упаковке в городских продуктовых магазинах. Для меня это индикатор важной социальной и экономической перемены. Торговля уходит внутрь, в кондиционируемые помещения с большим выбором товаров. Развлечения и отдых также уходят внутрь. А пляжи уменьшаются, зарастают. На когда-то заполненных отдыхающими островах их просто не осталось, один зеленый камыш. По объективным причинам, я уверен, но факт остается фактом.

Появляется соблазн придумать какую-нибудь аналогию с покинутыми городами майя в Центральной Америке, оставленными людьми и поглощенными джунглями, но это было бы некорректно. Там произошел коллапс цивилизации, здесь – всего лишь смена направления вектора развития города в контексте всей страны. И проблема лишь в том, что старое, формальное мышление советской бюрократии сталкивается с необходимостью организовывать вещи так, чтобы они просто работали в реальности. Простые, казалось бы, вещи!

Вот к одной из дверей городской администрации подведен пандус для инвалидов. Замечательно! А сами двери закрыты на замок. Хотя на бумаге есть и пандус, и вход, но, по сути, там ничего нет. Если вещи и люди не выполняют свои функции, то объективно их не существует, хотя в отчетности все в наличии. В той же мэрии людей посылают делать копии документов. Казалось бы, где, как не в учреждении, в котором именно его служащим так необходимы эти копии, должны быть копировальные машины и принтеры? И все бы сохраняли время и нервы. Что немало при современном образе жизни в постоянном стрессе.

Первоочередная задача власти любого уровня – организация жизни и пространства для жизни. Понятно, что загорать и купаться можно и на диком пляже, а в парках ходить только по дорожкам и сидеть на скамейках. Жизнь имеет свойство вообще самоорганизовываться, если ее оставить в покое. Но если ее правильно организовывать, она становится еще лучше. Понятно, что на пляжах нужно намывать и чистить песок, что в парках хорошо бы иметь ухоженную траву, о которой необходимо заботиться постоянно, а не срезать под корень, и все это стоит денег. Однако, если не вкладывать деньги в инфраструктуру, – а пляжи, парки, стадионы тоже являются частью ее, – то она не привлечет ни жителей, ни туристов.

Меня спрашивают из Канады:

– Как там твой родной город? Красивый?

Я честно отвечаю:

– Мог бы быть…

– Удобный для жизни?

– Мог бы быть…

– Что там делать? Что смотреть? Он интересный?

– Мог бы быть…

– А что там вокруг?

– Сады и виноградники.

– Хорошее вино?

– Да так себе, но бывает и неплохое.

Получается, что тут потенциал есть, но никто его не использует. Вместо привлечения гостей и инвесторов, город замыкается в себе. Что странно в современной глобальной экономике. Ведь у себя в канадской Оттаве я покупаю чилийские абрикосы, южноафриканские груши и новозеландские яблоки и удивляюсь – почему не новокаховские? Не говоря уже про семечки…

Несомненно, Новая Каховка становится лучше, ее граждане – красивее и приветливее. Такая из себя незаметная жемчужина, которую только следует разглядеть как следует.

Есть в канадской провинции Онтарио такой городок, Ниагара-на-Озере (Niagara-on-the-Lake), неподалеку от знаменитого водопада. Поменьше Новой Каховки, 18 тысяч населения, но, проезжая мимо него, трудно отделаться от впечатления, что это не Новая Каховка. Точнее, та Новая Каховка, какой она могла бы быть. Похожий климат, похожая природа.

Хотя и там было свое индустриальное прошлое, сегодня основные отрасли – сельское хозяйство и туризм. Местный климат позволяет выращивать прекрасные фрукты и виноград. Появились всемирно известные винодельни, и агротуризм превратился в отличный бизнес.

Начатый в 1960-х театральный фестиваль имени Бернарда Шоу теперь имеет 3 постоянных театра, привлекающих посетителей с ранней весны до поздней осени десятками пьес ежегодно. Многие туристы приезжают, чтобы насладиться историческими зданиями, наследием старого города, магазинами, ресторанами и великолепной природой в устье исторической реки Ниагара. И кажется, что поменяй Шоу на Довженко, Ниагару на Днепр, и получится почти та же модель ведения бизнеса. Плюс бардовские и рок-фестивали.

Понятно, что я выдаю желаемое за действительное. Но ведь и саму Новую Каховку построили на песке. И ничего, теперь тут почти джунгли. Деревья растут, климат меняется, как растут и меняются города. И так хочется, чтобы менялись они в лучшую сторону. Пусть уже и без семечек на рынке!

Дмитрий Бергер, блогер, писатель

Оттава, Канада