ВСЕ ПОЗНАЕТСЯ В СРАВНЕНИИ

Книга Сергея Цыгипы “Рок-н-Ролл Таврический”. Глава 19. Начало – Рок-н-ролл Таврический собственной персоной  

ВСЕ ПОЗНАЕТСЯ В СРАВНЕНИИ

«Все познается в сравнении» — эта мудрость древних проходила красной нитью через все новокаховские рок-фестивали. Оторванная от больших гастрольных дорог рок-музыкантов новокаховская молодежь познавала рок «в живую» благодаря усилиям оргкомитета, и она сама должна была разобраться в том, что хорошо, а что не очень.

С точки зрения стороннего наблюдателя кроме рок-микроматча Киев-Одесса интересным представлялось соперничество представителей Москвы и Ленинграда. Интересы столицы на рок-серпне представляла «Матросская тишина», а от Северной Пальмиры выступал «Бригадный подряд». И если киевляне с одесситами отзвучали на одном уровне, то здесь явный перевес был на стороне москвичей.

«Матросы» прежде всего выгодно отличались от питерцев, фигурально выражаясь, «поведением в быту».

«Звонок» для оргкомитетчиков прозвенел еще в первый день, когда самый нормальный из «подрядчиков» — их менеджер Петр — попросил поставить группу в первый день. Аргументировал он свою просьбу до обидного просто: мальчики получили деньги (суточные и авиабилеты «туда-обратно» — 400 рэ), и я боюсь, что завтра они не смогут играть.

Петр как в воду глядел: на следующий день «подрядчики» с утра зацепили в гастрономе ящик «сухаря»* и к вечеру уже дошли до нужной кондиции, сопровождавшейся мелкими конфликтами и неприятными разбирательствами.

Герман Дижечко и остальные «матросы» напротив, скромно поселились в «Динамо» и в пьянках-гулянках замечены не были, хотя подобные предложения и поступали. Не было у «матросов» и столичного чванства, которое с успехом продемонстрировали питерцы.

Особенно последние постарались в телеинтервью, когда, оценивая фестиваль как таковой, с видом мэтров рока заявили, что это уровень Ленинграда образца 82- 83 года, и что все выступавшие были жалкими подобиями питерских групп. Хотя, может, их просто душил похмельный синдром, а может «БП» действительно великие мэтры, Бог их знает…

«Тишина» и в этом отношении оказалась на голову выше ленинградцев, во всяком случае никто из оргкомитета от них не слышал в свой адрес худого слова.

______________

На фото: Герман Дижечко («Матросская тишина»)

Программа «БП» состояла из набора 90-секундных панк-зарисовок, которые были выдержаны в традиционных рамках этого направления рока. Вокал, точнее отсутствие такового, был под стать музыке. Но у «подрядчиков» тоже нашлась своя аудитория, которая хрипя и гикая, выражала свои положительные эмоции.

«Матросская тишина» была сама энергия. И эта энергия передалась залу, ставшему после первых же аккордов симпатизировать москвичам. Многим глянулся лидер-гитарист Виктор Лукьянов, хотя подслеповатые «доброжелатели» утверждали, что на гитаре у «матросов» играет девушка; о скромном барабанщике (напомнившему чем-то «Пуха» в свою «ледокольную» юность) было сказано, что он один из двух коммунистов московской рок-лаборатории — и зал по достоинству оценил и его игру и реплику Германа.

А в общем и целом их выступление, выражаясь по-московски, можно расценить как «ништяк»**, тем более что во время их программы на сцене разыгрывалось импровизированное веселое шоу музыкантами из «Квартиры № 50″, «Руси из начальников» и «Степан Степана».

Кстати, о «Степан Степане». Степановка — небольшая селушка в степи под Херсоном и примечательна она тем, что в ней находится знаменитый во всей области дурдом. Именно к Степановке, а не к Дюран Дюрану восходит корнями название этой команды. От их выступления и попахивало дурдомом (в хорошем смысле) — и в зале был полный отвяз.

Особенно понравилось народу скандировать припев песни «Херсон», звучавший до неприличия просто: «Хер — сон! Хер — с — ним!» развеселило публику и попурри на тему украинских песен с лихим началом:
Купила мати коника,
А коник — без ноги.
Яка цікава irpauiкa,
Ги-ги, ги-ги, ги-ги!

На сцене прыгали полуголые мужики с саксофонами, противогазами, зонтиками и прочей дребеденью. Короче, было стремно.
«Эй, не вешайте носы,
если нету колбасы:
продовольственный изъян
разрешит «Степан Степан»!» — на такой торжественной ноте закончили херсонцы — и по праву удостоились приза за лучшее шоу.

__

На фото: херсонский «Степан Степан» удостоился приза за лучшее шоу

0-2 СООБЩАЕТ

В воскресный день после заключительного концерта организаторы планировали провести пиво-пресс-конференцию на манер 1987 года. Но их планы неожиданно накрылись.

Рано утром в воскресенье к только уснувшему после праведных трудов Рок-Архивариусу пожаловал тогдашний инструктор идеологического отдела горкома партии (КПСС). Это явление партии народу сразу же наводило на мрачные мысли.

Интуиция не подвела Рок-Архивариуса. Внизу в горкомовской машине уже сидел не менее сонный и издерганный комсомольский секретарь Юра Хребтань. Вся троица направилась в милицию, где в КПЗ в уютной компании барыг и бомжей провели ночь ударники «металлического фронта» из харьковского «КПП».

Вначале оргкомитетчики выслушали милицейскую версию, которая сводилась к тому, что буянов из «КПП» ждет штраф в «полтинник» (каждого!) или — статья за мелкое хулиганство.

А произошло следующее: вечером, за двадцать минут до закрытия столовой, в «Туристе» появились изголодавшиеся харьковчане и выразили естественное желание поесть. Кто видел «Сэра» из «КПП», которому впору выступать в «супер-фэт-шоу» и для которого еда — единственное развлечение в жизни (после рока, понятно), тот поймет всю серьезность ситуации.

Но работники кухни естественному желанию рокеров отказали, мотивируя отказ отсутствием еды как таковой. Но чуткий нос «Сэра» уловил будоражащие желудок запахи, и он в считанные секунды обнаружил в одной из кастрюль милую сердцу хавку***. Но кухонная работница, разъяренная наглостью «Сэра», запустила в него разносом. Голодный рокер увернулся и, просвистевший возле уха разнос, угодил в витрину. Послышался звон разбитого стекла.

Теперь разъяряться была очередь «КПП». Что они с успехом сделали, перевернув в знак протеста над своеволием представителя общепита, несколько столов с посудой. Все хорошо, но зачем же тарелки ломать.

_______

На фото: «КПП» («Сэр» слева) – любимцы местных металлистов

Оказавшиеся поблизости работники охраны правопорядка быстро утихомирили расходившихся харьковчан. В результате — составлен протокол и «КПП» проследовал в КПЗ.

Хребтань и Рок-Архивариус напрягли все свои дипломатические способности и в течение часа вели переговоры с решительно настроенными милиционерами. Переговоры увенчались относительным успехом: харьковчане отделались легким штрафом по 50 рэ от милиции, и от оргкомитета — наказание в виде запрета выступать на гала-концерте (ранее подобная санкция была применена к «Бригадному подряду»).

«КПП» смирились со штрафом, но — не участвовать в заключительном концерте — этого они не могли простить оргкомитету. И пригрозили, что проведут в знак протеста стачку-демонстрацию «металлистов».

Воспитательная цель столь строгой для рокеров санкции была достигнута: все оставшееся время «БП» и «КПП» вели себя, как пай-мальчики, Покочевряжевшись еще немного для виду, оргкомитет за полчаса до гала-концерта пошли навстречу пожеланиям и обещаниям рок-хулиганов и включили их в программу. Но о пиво-пресс-конференции уже не могло быть и речи.

ИТОГИ «РОК-СЕРПНЯ’89»

Заключительный концерт, как и на предыдущих фестивалях, начался с «раздачи слонов». Лауреаты — киевляне из «Кому Вниз» — получили приз спонсоров местного завода «Сокол» в виде изготовленного его коллективом усилителя «Барк», а одесситы из «Кошкиного дома» — увезли палатку «Журавушка».

________1

На фото: Валерий «»Вареник» Кушнир («Вот так»), лучший бас фестиваля-1989

Приз зрительских симпатий единодушно был отдан «Матросской тишине». Лучшей песней на украинском языке была признана «Як Горбачов», исполненная «Квартирой № 50″.

Отличились еще трое квартирантов: «Леди фестиваля» была названа Вика Верницкая, ее муж Олег был признан лучшим шоумэном, а в разговорном жанре не было равных барабанщику «Квартиры» — Богдану Харченко, поведавшему народу поэтическую сказку собственного сочинения «Про Машу-наркоманшу и Колика-алкоголика». Вот вам и Квартира № 50″!

Символическая группа «Рок-Серпня’89» выглядела так: вокал — Сергей «Киса» Кистеров («Кратер»); клавишные — Константин «Кот» Шумайлов («Кошкин дом»); бас-гитара — Валерий «Вареник» Кушнир («Вот так»), лидер-гитара — Дмитрий Шрамко (Дао»), ударные — Алексей Щербина («Кошкин дом»).

Составлен был хит-парад четвертого новокаховского рок-фестиваля:
1. «Очистим от гадости нашу страну» («Бастион» и Одесский рок-клуб)
2. «Теремок» («Кому Вниз»)
3. «Матросская тишина» (Матросская тишина»)
4. «Херсон» («Степан Степан»)
5. «Караул устал» («Провинция»)
6. «О мире» («Кому Вниз»)
7. «Як Горбачов» («Квартира № 50″)
8. «Лаврентьевна» («Перрон»)
9. «Турболава» («Кратер»)
10. «Сказка о старухе Застойке и добром молодце Перестрое» («Бастион и Одесский рок-клуб)

Последними в гала-концерте выступали одесситы. И вот на сцену высыпала тусовка из четырех групп, ведомая «Бастионом» и объединенная одним названием — «Одесский рок-клуб». Если быть лаконичным, то это был полный вперед!

_________________

На фото: Геннадий «Кеша» Гросфиллер («Провинция»)

Репертуар состоял из песен Игоря Ганькевича — «Прогулка по Одессе» («Песня о Дюке»), «Очистим от гадости нашу страну», «Сказка о старухе Застойке и добром молодце Перестрое», «Монолог старого рокера»…

На сцене, как впрочем, и в зале: веселились вовсю, но музыка от этого не страдала, -человек 6 гитаристов, пара клавиш и духовые инструменты (в исполнении Жени А. Лапейко) знали свое дело крепко.

___-_______

На фото: Евгений А. Лапейко

И вот уже на сцене возникает импровизированный памятник Дюку де Ришелье в исполнении «кошкиндомовцев» — Щербины и «Макса», а Ганя с грустью поет, неожиданно изменив текст «Здесь я родился — здесь и живу» на трагически-пророчески «Здесь я родился — здесь и умру…».

d0b0d0b4d0b5d181d181d0b01

На фото: одесситы зажигают, слева направо — «Кот», «Мясик» и Слава Рачинский

Хорошо, что Херсонское ТВ засняло всю эту байду**** и даже союзный зритель в «Чертовом колесе» мог увидеть и оценить «Песню о Дюке» в исполнении Игоря «Гани» Ганькевича и Одесского рок-клуба.

* – «сухарь»- сухое вино
** – ништяк – очень хорошо
*** – хавка — еда
**** – байда – зд. действие