Иван Винник о дорогах, пенсиях, льготниках и войне

Народный депутат Иван Винник продолжает встречаться с жителями округа, на котором был избран, отчитываясь о проделанной работе и отвечая на вопросы.

В частности, он считает, что средства дорожного фонда распределяют неправильно. Поводом стала реплика одной из женщин о качестве дорог у нас и на западе Украины:

– Получается, что они смогли побороть коррупцию, а мы нет? Вы ведь знаете, какие в Херсонской области дороги?

– Конечно, знаю, я ведь по ним езжу, – ответил Иван Винник. – Мало того, в поездках я сделал несколько фото и видео. И предъявил их Владимиру Гройсману с вопросом: а где же распиаренные дороги? Премьер пояснил, что средства дорожного фонда распределяются в зависимости от количества населения. Я ответил ему, что это несправедливо. Ведь на Херсонщине одна из самых протяженных транспортных сетей. Например, в Бериславском районе длина дорог составляет 360 км, в Великоалександровском – 320 км. И этот список можно продолжать.

Тем не менее, Киевская область из дорожного фонда получает сегодня 2,3 млрд. грн, которые даже физически не успевает осваивать. А Херсонская – всего 300 млн. грн. Убедить Гройсмана не помогли даже призывы к патриотизму. Я пытался объяснить ему, что де-факто мы пограничная область. И люди здесь должны чувствовать заботу центральной власти. В том числе и о дорогах. Что же касается Западной Украины, поясню. «Укравтодор» возглавляет поляк Радомир Новак, который говорит, что, строя новые дороги в западном направлении, мы приближаем Украину к Евросоюзу. Хотя более бессмысленного объяснения региональных предпочтений я не слышал, – подытожил Иван Винник.

Не обошли вниманием пенсии и прочие выплаты.

– В Минсоцполитики и Пенсионном фонде нужна большая чистка. Тогда и пенсии можно будет увеличить минимум до 3000 грн, – заметил нардеп. – Если бы пенсионный комитет Верховной Рады, которым руководит сейчас г-н Каплин, работал также эффективно, как комитет по безопасности и обороне, секретарем которого я являюсь, то у нас не было бы 2 млн ликвидаторов аварии на ЧАЭС. А именно такая цифра приводится в официальных документах. При всем уважении к ликвидаторам, не могу поверить в реальность этих данных. Поясню почему. В 2015 году в Украине насчитали 470 тысяч участников АТО. Для того периода статистика показалась мне подозрительной. Когда по моей инициативе начали разбираться детально, оказалось, что реальных участников боевых действий на Донбассе 180 тысяч человек. Мы провели очень жесткую чистку. И из списков фронтовиков в конце концов исчезли «вояки» три дня поприсутствовавшие в освобожденном без них Мариуполе. И при этом получившие все льготы и освобождение от люстрации. Уверен: подобную процедуру нужно провести в Минсоцполитики и Пенсионном фонде. Тогда и фальшивых чернобыльцев станет меньше. А настоящие, оставившие в Чернобыле здоровье, смогут получать больше.

Это же касается и тех, кто, например, получил группу инвалидности, не имея на это права. Таких случаев по Украине достаточно много. В то же время люди, действительно имеющие проблемы со здоровьем, годами не могут добиться признания инвалидности.

Еще один источник пополнения средств ПФ – пересмотр неоправданно высоких пенсий бывших депутатов, прокуроров и прочих чиновников высокого ранга. Уверен, что несправедливую систему, при которой человек, проработавший 40 лет на заводе, получает «минималку», а бывший прокурор десятки тысяч гривен в месяц, можно и нужно сломать, – резюмировал Иван Винник.

Во время встречи с жителями Центральной Основы народ излил на нардепа все накопившиеся за последние годы претензии и раздражение.

– Безусловно, вы имеете право высказать все, что думаете, – выслушав людей, сказал Иван Винник. – И как представитель власти, которую вы так не любите, я обязан не только выслушать вас, но и подумать, как можно исправить положение.

– Это понятно, – послышалось из толпы. – И мы рады, что вы до нас добрались. Но скажите главное: когда закончится война?

– Тут в ответ на ваш вопрос уже выкрикнули ответ – «никогда», – начал Иван Винник. – Ответ неправильный. Объясняю почему. Война заканчивается не датой, а событием. Ведь в мае 1945 года никто в мире не знал, что конец Великой Отечественной наступит именно 9 мая, а не в какой-то другой день. И он наступил не оттого, что его кто-то назначил. А потому, что СССР и союзники сломили способность фашистов к сопротивлению. А другими словами – победили. Так будет и в случае с нашей страной. Украина эту войну не начинала. Ее 20 февраля 2014 года начала Российская Федерация. У нас тогда было две возможности. Первая – сразу капитулировать и спросить у Путина, чего он хочет. Хотя мне и так понятно, что хочет он левобережную Украину, переселить часть украинцев куда-то в Сибирь. А на нашу землю заселить чеченцев, калмыков и еще Бог весть кого.

– Как сейчас и происходит на Донбассе, – прокомментировала нардепа одна из пришедших на встречу.

– Да, именно так, – поддержал Иван Винник. – Хочу, чтобы вы знали: решение бороться с агрессором приняло не государство, которое на тот момент было обескровлено. Со всей ответственностью заявляю, что к 5 марта удалось собрать всего-навсего 5 тысяч боеспособных военных. И то они были, как говорят, голые и босые. Танки не заводились, потому что не было аккумуляторов. Житомирские десантники – элита армии, пришедшие на границу с Крымом, были в кедах и летней форме. Я тогда возил военным помощь и видел, как то же самое делают волонтеры. Решение бороться до победы принял украинский народ. 20 февраля 2014 года в 9.15 утра я сам пришел в Голосеевско-Печерский военкомат, чтобы записаться добровольцем. В очереди там было 300 человек. И так происходило по всей стране. А война закончится, тогда, когда мы победим. А победа – это возвращение территории.

Когда я встречаюсь с украинскими военными, а происходит это часто, то они говорят: нам не нужен мир ценой капитуляции. Нам нужна победа. И я уверен, она будет.

– Не рассказывайте сказки, – послышалось в ответ. – Мы никогда не победим Путина.

– А вы всерьез думаете, что он бессмертный? – парировал народный депутат. – Поверьте, что вся власть в РФ «завязана» на нем. Не станет его – все начнет сыпаться. Но к тому моменту мы должны быть сильными, чтобы за трое суток выйти на линию госграницы в Донбассе. А затем блокировать российские части в Крыму, как они делали это в феврале-марте 2014 с подразделениями ВСУ. И я уверен, что у нас все получится.